IPB
Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )
Ответить в данную темуНачать новую тему

Мечта (пешехода) >

 
, Исключительно городской велосипед
14 страниц V  « < 12 13 14  
Marida
сообщение 13.9.2019, 22:33
Сообщение #261


посетитель
*

Из: Сыктывкар
Вел: 27"


Ждем версию с электроприводом.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 20.9.2019, 13:29
Сообщение #262


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Но наше северное лето,
Карикатура южных зим,
Мелькнёт и нет: известно это,
Хоть мы признаться не хотим.
…..
…..Александр Сергеевич Пушкин (Роман «Евгений Онегин»).

…..Всем здравствуйте (три раза)!

…..Этот велоСЕЗОН (2019г.) был какой-то «рваный»: то жара за + 30 градусов, то дожди и холод. После Весеннего велофестиваля мы выезжали ещё на общие веломероприятия: в Сокольники – на велопарад «Леди на велосипеде» (см. фото, где я заодно встречался с ребятами с РАСТБАЙКа); участвовал в шествии и празднике 872-летия Москвы в Зеленограде (см. фото); участвовали в Осеннем велофестивале в Москве (Лужники) 15 сентября 2019 г. и встречались с велоэнтузиастами с КЭБа (см. фото). 15 сентября с родственницей проехали половину маршрута (12 км) и свернули на Проспект А.Сахарова, где проходила грандиозная выставка техники МЧС, техники коммунального хозяйства и огромная выставка всех моделей автомобилей «Москвич». Организаторы накормили (всех) вкуснейшей гречневой кашей с тушенкой (мечта туриста), напоили таким же вкусным и ароматным чаем!, какой бывает только сваренный на костре в лесу! Народ, наевшись и напившись, стоял в очереди, чтобы в люльке подъемника подняться на высоту около 30 метров. (Спасатели поднимались выше 70 метров!). Оркестры, барабанщики и др. представления! (См. фото). Единственно, что чуточку омрачало праздник – это довольно холодный ветер, собственно почему мы ушли с веломаршрута и … – «попали с корабля на бал».
И ПРАЗДНИК удался!
….Всем организаторам и участникам большое СПАСИБО!

….P.S.1 На самокатах (у меня их четыре штуки!) я накатал по Зеленограду более 150 км (рынок – магазины). Из-за не очень хорошей (этим летом) погоды удалось пока наездить по Москве чуть больше 300 км. Мечты сбываются! Ездили по новым маршрутам, ориентируясь на новые замечательные книги:
….1)… «Пешком по Москве», Михаил Жебрак, АСТ, 2019 г.

….2)… «Москва: Кремль и его окрестности», (серия «Пешком по Москве»), Феликс Мальцев, АСТ, 2018 г.

….3)… «Прогулки по старой Москве. Садовое кольцо». Алексей Митрофанов, Изд. Ключ-С, Книги 1, 2 и 3. 2018 г.

….4)… «Архитектурная Москва. Путеводитель по зданиям и стилям». 2019 г. Елена Крижевская.

.P.S.2 Уважаемый Marida! (№ 261).
…..Своё отношение к электросамокатам я высказал в сообщении №236 (09.11.2018). Так что, пока не появятся очень безопасные элекроаккумуляторы, – электросамокат изобретать не буду!

…..Всем пока. Николай.
Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
 
+ Цитировать сообщение
DonSerdgio
сообщение 10.10.2019, 17:49
Сообщение #263


посетитель
*

Из: деревенский



Цитата(НИКОЛАЙ @ 20.9.2019, 13:29) *
….1)… «Пешком по Москве», Михаил Щербак, АСТ, 2019 г.

Жебрак
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 18.10.2019, 11:35
Сообщение #264


посетитель
*

Из: 14 мкр.



(№263) Справедливо. Исправил. Спасибо. Николай.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 5.11.2019, 14:22
Сообщение #265


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые ….

Ф.И. Тютчев

Революцию начинают от хорошей жизни и заканчивают от плохой.
Ю.Поляков «Гипсовый трубач»

Чтоб тебе довелось жить в эпоху перемен!
Китайское народное проклятье

…..Всем здравствуйте (три раза)!

….В преддверии очередной (102-й) годовщины Великой Октябрьской Социалистической Революции (ВОСР) перебираю свой личный архив. Констатирую: за прошлый (двадцатый) век Россия пережила три геополитические и социальные катастрофы:
- первая мировая война, ВОСР, гражданская война, ужасная разруха и потеря одной четверти населения;
- Великая Отечественная Война, ужасная разруха и потеря одной четверти населения;
- перестройка, перестрелка, перекличка (ППП) конца 80-х – 90-ых годов и, соответственно, ужасная разруха и потеря одной трети населения.
…..Всего за один век (двадцатый) мы сумели пережить три события, каждого (одного) из которых любой другой стране хватило бы, чтобы навсегда исчезнуть с лица земли. Но удивительно не это. Печально и удивительно то, как мы до сих пор восхищаемся не собой, а непревзойдённым уровнем жизни, достигнутым основным выгодоприобретателем всего нашего ужаса – Соединенными штатами Америки. А в придачу к этому каемся за свои якобы исторические, общечеловеческие, царские, коммунистические, национальные, географические, климатические, интернациональные…и пр. грехи. То есть, всякий расторопный мерзавец может при желании найти свою покаятельную поляну-специализацию, промывать мозги остальным и тем кормиться. Впрочем, что же я всё о грустном да о грустном. Давайте повеселимся. Извлекаю из своего архива стихотворение Александра Михайловича Гликберга, известного под псевдонимом Саша Чёрный. Оно написано незадолго до ВОСР, в самый разгар либеральной тусовки и бардака.

Саша Черный — Жалобы обывателя (1906год)

Моя жена — наседка,
Мой сын, увы, эсер,
Моя сестра — кадетка,
Мой дворник — старовер.
Кухарка — монархистка,
Аристократ — свояк,
Мамаша — анархистка,
А я — я просто так…
Дочурка-гимназистка
(Всего ей десять лет),
И та социалистка, —
Таков уж нынче свет!
От самого рассвета
Сойдутся и визжат, —
Но мне комедья эта,
Поверьте, сущий ад.
Сестра кричит: «Поправим!»
Сынок кричит: «Снесем!»
Свояк вопит: «Натравим!»
А дворник: «Донесем!»
А милая подруга,
Иссохшая, как тень,
Вздыхает, как белуга,
И стонет: «Ах, мигрень!»
Молю тебя, Создатель
(Совсем я не шучу),
Я русский обыватель —
Я просто жить хочу!
Уйми мою мамашу,
Уйми родную мать —
Не в силах эту кашу
Один я расхлебать.
Она, как анархистка,
Всегда сама начнет,
За нею гимназистка
И весь домашний скот.
Сестра кричит: «Устроим!»
Свояк вопит: «Плевать!»
Сынок шипит: «Накроем!»
А я кричу: «Молчать!!!»
Проклятья посылаю
Родному очагу
И втайне замышляю —
В Америку сбегу!..

…..Примечательно, что о коммунистах ни слова. А кадеты, эсеры, социалисты, анархисты – во всей красоте.
…..А вот перестроечное стихотворение «Бессонница» Роберта Рождественского, написанное в 90-ые годы. Это «роковое блаженство» мне довелось в полной мере прочувствовать на собственной шкуре. (До сих пор тошно вспоминать)

Роберт Рождественский о нас.

Бессонница-90


Мы –
боящиеся озонной дыры, СПИДа и кооператоров,
нашпигованные с детства лекарствами,
слухами и нитратами,
молящиеся, матерящиеся,
работающие и бастующие,
следователи и подследственные,
стареющие и растущие,
спорящие, с чего начинать:
с фундамента или кровли,
жаждущие немедленной демократии
или крови,
мы –
типовые, типичные,
кажущиеся нетипичными,
поумневшие вдруг на «консенсусы»,
«конверсии»
и «импичменты»,
ждущие указаний,
что делать надо, а что не надо,
обожающие:
кто – музыку Шнитке,
кто – перетягиванье каната,
говорящие на трех языках
и не знающие своего,
готовые примкнуть к пятерым,
если пятеро – на одного,
мы – на страже, в долгу и в долгах,
на взлете и на больничном,
хвастающие куском колбасы
или теликом заграничным,
по привычке докладывающие наверх
о досрочном весеннем севе,
отъезжающие,
кто за свободой на Запад,
кто за деньгами на Север,
мы –
обитающие в общежитиях,
хоромах, подвалах, квартирах,
требующие вместо «Хлеба и зрелищ!» -
«Хлеба и презервативов!»
объединенные, разъединенные,
-фобы, -маны и -филы,
обожающие бег трусцой
и детективные фильмы,
мы –
замкнувшиеся на себе,
познавшие Эрмитаж и Бутырки,
сдающие карты или экзамены,
вахты или пустые бутылки,
задыхающиеся от смога,
от счастья и от обид,
делающие открытия,
подлости,
важный вид,
мы –
озирающие со страхом воспаленные веси и грады,
мечтающие о светлом грядущем
и о том, как дожить до зарплаты,
мы –
идейные и безыдейные,
вперед и назад глядящие,
непрерывно ищущие врагов
и все время их находящие,
пышущие здоровьем,
никотинною слизью харкающие,
надежные и растерянные,
побирающиеся и хапающие,
мы –
одетые в шубы и ватники,
купальники и бронежилеты,
любители флоксов и домино,
березовых веников и оперетты,
шагающие на службу с утра
по переулку морозному,
ругающие радикулит и Совмин,
верящие Кашпировскому,
орущие на своих детей,
по магазинам рыскающие,
стиснутые в вагонах метро,
слушающие и не слышащие,
мы –
равняющиеся на красное,
черное
или белое знамя,
спрашиваем у самих себя:
что же будет
со всеми нами?

…..Если продолжать восхищаться жизнью Запада (США) и охаивать свою, то наше последнее «роковое блаженство» станет крайним (очередным), а не последним.

P.S. Закончил велосезон 2019 года на ВДНХ и в парке «Останкино». Проехал по улицам и паркам Москвы на «Мечте пешехода» всего 370 км, погода подвела. За четыре сезона 1890 км. На самокатах (у меня их 3 шт. разных) наездил по Зеленограду в этом году более 200 км! В предвкушении нового велосезона приобрел книгу «По Твери пешком. Пять лучших прогулок по городу». Автор-составитель С.Б .Михня. М.: «Мартин», 2019.

Всем пока. Николай.

Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
 
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 5.12.2019, 13:55
Сообщение #266


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Армянские глаза

Где ни встречу его: на лице ль малыша,
У крестьянки морщинистой и седоглавой, –
Узнаю этот взор: в нем сияет душа.
О армянские очи, прекрасны всегда вы!
Отразившие давних времен маяту,
Сквозь беду и бесправье, сквозь боль вековую,
Как смогли пронести вы свою красоту,
Задушевность такую и ясность такую?...
…………………………………………С.Капутикян (пер. Эм. Александрова)

….Всем здравствуйте (три раза)!
….На прошлой неделе я в очередной раз убедился в том, как талантливы армянские женщины-писательницы. В детстве я с удовольствием читал книги Мариэтты Шагинян (особенно «Месс-менд»), в юности – лирику Сильвы Капутикян (в переводах). И вот теперь посчастливилось купить и прочитать сборник рассказов Маргариты Симоньян «Черные глаза», М.: Абрис, 2019. Хорошо пишет девочка – как художник-импрессионист, отдельными мазками. А если отойдешь на несколько шагов, то увидишь цельную картину. Прекрасный русский язык, без отвратительных «американизмов», мягкая, даже женственная ирония, критика – без остервенения и озлобления. Что называется: «мне грустно и легко, печаль моя светла…». Но, что самое главное, её герои – нормальные, естественные люди, занятые нормальными, естественными делами. А именно – обрабатывают и защищают свою землю, рождают, кормят и воспитывают детей, поют свои песни. Они не шизеют от наших центральных ТВ-программ, не фанатеют от всякостного поп-арта, от дурацкой моды на татуаж, на длиннющие бабьи ногти и космы волос перед глазами, от бесстыжих прилюдных разборок – кто с кем как и когда занимался сексом, делил детей и нажитое. Эти люди не фиксируются на специфических тонкостях искусства (синоним искусства – подделка), которое у нас принято считать культурой. Характерный штрих к их здравому смыслу и нормальному, естественному, кубанскому восприятию искусства (цитирую «Черные глаза»):
«…пишли как-то козаци до тэатру. На Лэбэдынэ озэро. Сыдять, глядять. Сын грит: «А чого воны уси на цыпочках?» Батько отвечае: «Нэ знаю, сынку. Лэбэдыв дюже много. Навэрно вэсь двор в говне».
…..Казалось бы: фу, темнота деревенская! Иллюстрация к басне «Петух и жемчужное зерно» Крылова! То ли дело наша городская общероссийская светлота. Например: я на днях мимоходом увидел по ящику рекламный ролик. Два наших народных (или хрен их знает, каких) артиста, Киркоров и Басков, рекламировали свою любовь к коту Феликсу и кошачьему корму. Мясной корм, как выяснилось из других роликов, научно сформирован из смеси утиного и кроличьего мяса, на основе орехового соуса. И, Боже упаси, не содержит искусственных красителей. И очень захотелось мне съездить в Краснодарский край и спросить, что думают кубанские козаци, по поводу очередного явления этой сладкой парочки и вкусовых предпочтений кота Феликса. (Вершины масс-медийного маразма – на мой взгляд). Ну очень хочется мне узнать козацкое мнение!

..Немного лирики

…..Сильва Капутикян (пер. Марг. Алигер)

Любовь большую мы несем,
Но я к тебе, а ты – к другой.
Опалены большим огнем,
Но я – тобой, а ты другой.
Ты слова ждешь, я слова жду,
Я – от тебя, ты от другой.
Твой образ вижу я в бреду,
Ты бредишь образом другой.
И что уж тут поделать, раз
Самой судьбе не жалко нас!
Что нас жалеть? Живем, любя,
Хоть ты – другую, я – тебя.

…..Сильва Капутикян (пер. В. Звягинцевой)

Наверное, меня поймет лишь мать:
У материнских душ один язык.
Ступая тихо, чтоб не расплескать,
Стакан воды принес мне Араик.
Благословен труд материнский мой!
Всю жажду долгих лет в короткий миг
Я утолила этою водой,
Которую принес мне Араик.

P.S. Редко смотрю ТВ, ибо, когда и если гляну, то ужасаюсь. Всевозможных ЛЭБЭДЫВ там не то, что много. Ужасающе много! Причем эта прослойка – артисты, певцы, танцоры, ансамблисты – претендуют на то, чтобы называться «культурой». На самом деле они зачастую не тянут даже на искусство, а лишь на подделку. (См. басни «Бумажный змей» и «Цветы» Крылова). Не случайно тружеников сцены хоронили раньше за церковной оградой. А культура – это общий уровень развития общества и человека. Основными параметрами этого уровня являются наука (математика, физика, химия, биология и т.д.), техника, мораль, этика, право, образование и т.д. И уж вовсе не есть культура «золотой голос России», который всенародно выкаблучивается так, что и рядовой клоун постеснялся бы. Я бы назвал такой его разнузданный выпендреж словом ОСКОТИНИВАНИЕ. Спасибо, конечно, нашему ТВ, там пока хотя бы не правят бал гомосеки и поменявшие пол младенцы. А также – «слава Богу! Мы смертны – не увидим всего!».
Всем пока.
Николай.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 27.12.2019, 14:04
Сообщение #267


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Времена не выбирают,
В них живут и умирают
Большей пошлости на свете
Нет, чем клянчить и пенять.
Будто можно те на эти,
Как на рынке, поменять.
…………. ………….А. Кушнер

На дворе двадцатые годы –
Не с начала, так от конца.
…………. ………….А. Вознесенский

…..Всем здравствуйте (три раза)! С Новым Годом!
…..По многим причинам (личным и общественным) я очень хорошо помню смену 79-го на 80-й год – ровнехонько сорок (20 + 20) лет назад! К 1980 году Слава КПСС в лице Генсека Н.С. Хрущева обещал нам коммунизм с его «каждому по потребностям». И аккурат к 80-му году стало ясно, что увы! Что-то у нас с коммунизмом окончательно не сложилось. В первую очередь потому, очевидно, что закончились коммунисты, которые воевали и отстраивали страну. Такие, например, как мой собственный отец. Им на смену массово пришли ЧЛЕНЫ (КПСС). А это не проходит даром ни для одной страны. С тех пор смена цифр года с 9 на 0 для меня как-то болезненно символична. Если поживем, то увидим, каковы окажутся двадцатые годы от начала двадцать первого (нашего!) века.
…..Много чем запомнился мне наш 19-ый год! Но сейчас не хочется о серьезном. Поэтому фиксирую внимание на курьезном – разгуле политкорректности и толерантности. Эти эвфемизмы в прошлом веке принято было называть проявлением ханжества. Да и встречались они очень редко. Помню лишь «высшую меру социальной защиты» – то есть расстрел. Сейчас это «ханжество» закончилось, а жаль, честно говоря. Зато расцвели следующие метафоры:
мерзавцы и предатели – либералы;
олигофрены – организмы с особенностями развития;
дауны – солнечные ребёнки;
инвалиды – люди с ограниченными возможностями (как будто у остальных возможности не ограничены!);
шлюхи – дамы с пониженной социальной ответственностью;
дураки – люди нетрадиционной умственной ориентации, или альтернативно одаренные;
велосипедист – мужик педальной ориентации (я шучу!).

Напоследок немного лирики

…..1979
МОНОЛОГ ВЕКА (из книги ТМАТЬ) А.А. Вознесенский


Приближается век мой к закату –
Ваш, мои отрицатели, век.
На стол карты!
У вас века другого нет.

Пока думали очевидцы:
принимать его или как? –
век мой, в сущности, осуществился
и стоит, как кирпич, в веках.

Называйте его уродливым,
Шлите жалобы на Творца.
На дворе двадцатые годы –
не с начала, так от конца.

Историческая симметрия.
Свет рассветный – закатный снег.
Человечья доля смиренная –
быть как век.
…..
…..
…..
…..
Бейте века во мне пороки,
как за горести бытия
дикари дубасили Бога.
Специален Бог для битья.

Века Пушкина и Пуччини
мой не старше и не новей.
Согласитесь, при Кампучии –
мучительней соловей.

В схватке века с активной теменью
каков век, таков и поэт.
Любимые современники,
у вас века другого нет…

…Изучать будут век мой в школах,
пока будет земля землёй,
я не знаю, конечно, сколько,
но одно понимаю – мой.

P.S.1 Только что вышел альбом (доп. издание АСТ): «Пешком по Москве с Михаилом Жебраком». «Эпохи. Творцы. Жильцы». Это прекрасно иллюстрированный авторский путеводитель. Просматривая его, отметил примерно треть маршрутов, которые я уже проехал на своем вело «Мечта пешехода». Отличный и небесполезный подарок к Новому Году.

P.S.2 Позвонил из Москвы Суген – Суздальцев Геннадий Сергеевич («Веломобильный Центр», КЭБ) и пригласил меня поучаствовать в выставке «Элекротранс 2020» в конце мая. Я познакомился с ним на последнем осеннем Велопараде. Все ( и он) думали, что моя «Мечта пешехода» имеет электромотор – у неё очень легкий ход и великолепный накат. Суздальцев уговорил меня участвовать в этой выставке. Придется к выставке вело подкрасить и перетянуть сиденье и спинку (немного потёрлись), ведь я на нем проехал около 2000 км (250 часов) по Москве и Зеленограду. (Фото МЖК микрорайона, осень 2019 год).

….Еще раз поздравляю всех с наступающим 2020-ым годом!
Всем пока. Николай.

Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
 
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 17.1.2020, 11:58
Сообщение #268


посетитель
*

Из: 14 мкр.



………
Из наслаждений жизни
Одной любви музЫка уступает.
Но и любовь – мелодия.
………………………………А.С. Пушкин

Любовь – это с простынь, бессонницей рваных,
Сорваться, ревнуя к Копернику.
Его, а не мужа Марьи Ивановны,
Считая своим соперником.
…………………………………..В.В. Маяковский

Любовь. Ятаган? Огонь?
Поскромнее – куда как громко!
Боль – знакомая, как глазам ладонь.
Как губам – имя собственного ребенка.
……………………………….М.И. Цветаева
Нет ничего легче, как полюбить тех, кого любишь, но надо же немножечко любить и тех кого не любишь.
………………………………..П.Я.Чаадаев

…..Всем здравствуйте (три раза)!
…..Помню, как много лет тому назад, (в прошлом тысячелетии!), в 80-х годах прошлого века в СССР начался процесс под названием PERESTROIKA.
…..На волне этого мутного процесса произошёл телемост «СССР – США». Телемост вошел в историю благодаря ответу советской женщины на американский вопрос: как у вас в СССР обстоят дела по части секса? Наша женщина честно ответила: «У нас нет секса, у нас есть любовь». Этот ответ американцы восприняли лишь наполовину, до запятой. Слова после запятой были заглушены дружным жизнерадостным ржанием высокоразвитых белых людей. Этим ржанием цивилизованный Запад вбил очередной гвоздь в исторический, геополитический и культурологический гроб Советского Союза. И вот, немного придя в себя после распада СССР, забросив к чертовой матери свою посрамлённую любовь, наши люди пустились во все тяжкие осваивать то, чего у нас вроде не было, – его величество СЕКС. Странно, однако, что этот многообещающий процесс сопровождался катастрофическим падением рождаемости. Казалось бы, должно быть наоборот!
…..К чему эти мои воспоминания тысячелетней давности? К тому, что пришли-наступили зимние январские каникулы, а с ними – масса свободного времени и капризов погоды.

«В глуши что делать в эту пору?...
………………
Сиди под кровлею пустынной,
Читай:вот Прадт, вот Вальтер Скот.
Не хочешь? – проверяй расход,
Сердись иль пей, и вечер длинный
Кой-как пройдет, а завтра то ж,
И славно зиму проведешь!»

…..Действительно, я славно, то есть с удовольствием провел длинные выходные, – прочитал последний роман Ю.М. Полякова «Веселая жизнь, или секс в СССР». Москва: Издательство АСТ, 2019 – 576 с – (Любовь в эпоху перемен).
…..И в «Гипсовом трубаче», и в «Треугольной жизни», и в этой последней книге Поляков изумляет и восхищает меня тем количеством метафор, эвфемизмов, сравнений, обиняков и пр., посредством которых он описывает сексуальные намерения, фантазии и манипуляции. Но это, конечно, не единственное достоинство его книг. Как бы между делом, в промежутках между сексуальными изысками, с большим юмором обозначены реалии прошлого века, знаковые фигуры: Егор Гайдар, Евг.Евтушенко, Б.Окуджава, В.Аксенов, Б.Пастернак, Ю.Андропов, братья Вайнеры, Э.Асадов, Сталин и пр. Я, к сожалению, не понял, кто (известный) является прототипом главного героя «Секса в СССР», писателя-диссидента Ковригина. Есть подозрение, что это В.А. Солоухин, но не уверен. Возможно, что одного, реального, и не было, образ собирательный. Может быть, кто-нибудь из форумчан знает, кто это? Всем (кто отважится на то) желаю приятного прочтения этой книги.

Как обычно, немного лирики.

С.Я.Надсон. Только утро любви хорошо

Только утро любви хорошо
Хороши только первые робкие речи
Трепет девственно чистой, стыдливой души,
Недомолвки и беглые встречи,
Перекрестных намёков и взглядов игра,
То надежда, то ревность слепая;
Незабвенная, полная счастья пора,
На Земле - наслаждение рая!..

Поцелуй - первый шаг к охлаждению, мечта
И возможной и близкою стала;
С поцелуем роняет венок чистота,
И кумир низведён с пьедестала;
Голос сердца чуть слышен, зато говорит
Голос крови и мысль опьяняет:
Любит тот, кто безумней желаньем кипит,
Любит тот, кто безумней лобзает...

Храм любви в сладострастный гарем обращён,
Смолкли звуки священных молений.
И греховно пылающий жрец распалён,
Знойной жаждой земных наслаждений.
Взгляд, прикованный прежде к прекрасным очам
И горевший стыдливой мольбою,
Нагло бродит теперь по открытым плечам,
Обнажённым бесстыдной рукою...
Дальше - миг наслаждения, и пышный цветок
Смят и дерзостно сорван... И снова
Не отдаст его жизни кипучий поток,
Беспощадные волны былого...

Праздник чувства окончен... Погасли огни,
Сняты маски и смыты румяна;
И томительно тянутся скучные дни
Пошлой прозы, тоски и обмана!
1883

С Новым 2020 годом! Всем пока. Николай.
+ Цитировать сообщение
Пинцет
сообщение 20.1.2020, 17:32
Сообщение #269


посетитель
*

Из: Зеленоград



Классика: враньё – и куча выводов!

Телемост: https://youtu.be/0V-FSjUhxZk?t=55
Подробнее: https://ru.wikipedia.org/wiki/В_СССР_секса_нет


--------------------
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 24.1.2020, 11:46
Сообщение #270


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Тебя бранят наперебой:
И то не так, и это плохо …
Мне было хорошо с тобой.
Прощай, веселая эпоха!
……………………………Ю. Поляков

…..Всем здравствуйте (три раза)!

…..Поздравляю всех бывших, настоящих и будущих студентов с 25 января, Татьяниным днем! Это – День РОССИЙСКИХ студентов!

Прочитав последний роман Ю.М. Полякова «Веселая жизнь, или Секс в СССр», я озадачился: кто же стал прототипом Ковригина – не В.А. Солоухин ли? Порылся в Сети, перечитал разные отклики и соображения. Да, многие считают, что это именно Солоухин. У меня в памяти этот писатель (как писатель) сохранился в виде какого-то серого пятна.

(Помню, журнал «Наука и жизнь» долго и трудно печатал его «Тихую охоту» о сборе грибов.
…..В эти годы (семидесятые) Слава КПСС выдвигал очередные разные программы, в частности продовольственную. В то время почти во всех городах, кроме Москвы и Ленинграда, с основными продуктами питания было не просто плохо, а очень плохо! Мясо, масло, молоко, яйца и др. продукты отпускались в магазинах по талонам на месяц (из расчета на количество ртов в семье), и ходил такой анекдот – зеленая и длинная, пахнет колбасой? Ответ: московская или ленинградская пригородная электричка (или поезда из других городов). Москва была забита нашими «туристическими» автобусами – народ приезжал в Москву за жратвой. У приезжих были карты Москвы с обозначением мест магазинов и рынков. Москва была в осаде и москвичи тоже вели борьбу за выживание!
…..Имел место быть такой парадоксальный факт: Москва и Ленинград объедали и одновременно кормили всю Россию, а Россия, в свою очередь, кормила и объедала свои столицы! Гримасы развитого социализма!
…..Поэтому я физически не в состоянии был разделять восторги автора по поводу его грибных обретений и кулинарных изысков. Тупо хотелось нормальной человеческой еды. Грибы абсолютно не усваиваются человеческим организмом, хотя там и много белка, но у нас нет ферментов для их переваривания, можете грибы варить или жарить хоть вечность – у грибов есть только вкус. Можно с таким же успехом варить или обжаривать березовые, осиновые, еловые и другие стружки-деревяшки с добавлением соответствующих вкусо-ароматических добавок, «идентичных натуральным», потом есть и восхищаться.)

…..Но я здесь намерен высказаться не о Солоухине, а о «Сексе в СССР». Вернее, процитировать отзывы других людей.

О романе Ю. Полякова Веселая жизнь, или Секс в ССС
Татьяна Гусарова

Да уж...
Врагов у писателя и литературного деятеля Юрия Полякова после выхода новой книги явно прибавится.
Пишу отзыв о его свеженьком романе "Веселая жизнь, или Секс в СССР", который прочла запоем.

Роман повествует об одном очень важном литературном событии 1983 года, а именно о попытке исключения из партии (КПСС) писателя Ковригина.

Попутно Юрий Поляков дает меткую характеристику этому времени и тем людям, которых принято считать элитой нашего общества: писателям, поэтам, режиссерам, политическим деятелям.

Как он их всех припечатал! Мама дорогая...

Конечно, неподготовленному читателю романа Полякова "Веселая жизнь, или Секс в СССР" будет сложно угадать, кто выведен под фамилией Григорий Грязнов; Феликс Чунев; великий дагестанский поэт Шовхал, щедро угощающий литературную братию вином; поэт, певец абрикосовой косточки Бесо Ахашени, подвергшийся товарищескому суду за провоз порнофильмов из Польши; режиссер из театра им. М, любитель молоденьких актрис; драматург Палаткин, любитель просто молоденьких, не говоря уже о Нике Лаевой и Сене Вигеле. (Если ли бы автору сказали, что последние через 10 лет станут батюшкой и попадьей, он свалился бы от хохота со стула.)

Но мы-то знаем!...

Нам этот поляковский кроссворд вполне по плечу. Не по силам только разгадать функционеров от литературы да чекистов, присутствующих в романе. Но люди, вращающиеся в этих кругах, легко их идентифицируют, настолько метки характеристики героев.

Многие из них изображены под своими именами: Михаил Светлов, Мариэтта Шагинян, Егор Гайдар (Боже, как он его!...)

Кстати, несмотря на призывное название постельных сцен в романе "Веселая жизнь, или Секс в СССР" нет. Так, нечто околопостельное.

Не это важно, другое.

В центре внимания романа "Веселая жизнь, или Секс в СССР"- возня около исключения из партии писателя-почвенника, намеревавшегося опубликовать на Западе "Крамольные рассказы" (а ведь обласкан правительством, исколесил весь мир, квартира-дача и прочие блага), в которых, впрочем, нет ничего крамольного.
Ну высказал по сюжету рассказа во сне Андропову все, что думает о разоренных храмах и великой бедности народной...

Вопрос об исключении решается, естественно, комиссионно, а возглавляет ее герой по фамилии Полуяков, начинающий писатель. Егор, он же Гоша, он же Жора, он же Гога. Он же Георгий Михайлович. Несложно догадаться, что под этой фамилией Поляков изобразил себя.

Как ведут себя люди в этой ситуации?
Потопить Ковригина или стать на его защиту?
Казнить нельзя помиловать?
С кем вы, господа писатели?

Вот тут-то и раскрываются мелкие душонки заклятых ковригинских друзей и просто товарищей по перу. Вот он, писательский серпентарий.
Описан блестяще!

Так кто же изображен под фамилией Ковригин? Кто он, этот писатель-деревенщик?

О!!! Читать о нем мне было тЕм интереснее, что это близкий мне человек, почти забытый ныне Владимир Алексеевич Солоухин, автор книг "Владимирские проселки", "Третья охота" и других. Поэт. Защитник Православия. Инициатор, вдохновитель и организатор восстановления Храма Христа Спасителя и первый же усопший, отпетый в нем.

А догадалась я сразу потому, что в университете писала диплом по его творчеству, поэтому мне хорошо известна и биография Владимира Солоухина, и его произведения.

Читателям же хорошо известна поляковская манера изложения. Те, кто знаком с творениями этого автора, читал книги Юрия Полякова или смотрел спектакли по его пьесам, понимают, что процесс восприятия произведения будет легким.

Язык Полякова, как всегда, искрометен, едок и змеин. Афористичен.
Можно полромана растащить на цитаты.
И в то же время такая красотень: «Был редкий осенний полдень, когда нестерпимо голубая эмаль неба оправлена в узорчатое золото крон».

Как я уже сказала, попутно автор развивает много других тем. Как искусно он преподал так актуальную ныне тему о роли Сталина. 

Сидит себе главный герой романа "Веселая жизнь, или Секс в СССР", которому не спится в преддверии заседания комиссии по Ковригину, в переделкинском Доме творчества, беседует с ярым сталинистом, который жил и при разрухе, и при раздрае и знает, «на каких соплях все держится. Две –три ошибки – и руины».
Подкидывает ему молодой коммунист Полуякоа вопросики и про уничтожение вождем народов миллионов в ГУЛАГе, и про расстрелы крупных военачальников перед Великой Отечественной войной, и про НЭП, и про то, почему в революционном правительстве были сплошь евреи?
А тот ему эдак с толком, с расстановкой на все вопросы дает исчерпывающие ответы, попутно объясняя, как с нашим народом следует поступать и какой он, наш народ.

«Мы народ не простой, путаный. У нас каждый на особинку. Один за веру готов с утра до ночи почти даром ишачить, второй за лишнюю звезду уездится, третьего только рублем сдельным расшевелишь…»

Люди – гайки. «Думающие, чувствующие, верящие, но гайки. Их все время туда-сюда крутить надо. Главное – резьбу не сорвать».
Во как!

Досталось от сторонника твердой руки и Солженицыну, по его мнению, дезертиру и предателю, и повести «Один день Ивана Денисовича»:

- Где у Солженицына те, кто за дело сидит?  Бандиты, предатели, казнокрады… Нет их в бараке у Ивана Денисовича.

По поводу стенаний Тарковского о том, что не давали снимать кино, Поляков недоумевает, а когда же он в этом случае успел снять фильмы  "Андрей Рублев",  "Иваново детство", "Солярис", "Сталкер", "Зеркало"!

И особенно меня, тоже балующуюся иногда рифмованием (есть такой грех), порадовали четверостишия, предваряющие КАЖДУЮ главу.
Это, скажу вам, похлеще Губермана.

К примеру, эпиграфом к главе о пышных похоронах в ЦДЛ (с наличием двух вдов: старой и молодой) именитого писателя стало такое:

Рыдает прощальная медь,
Несут на подушечках алых
Награды... Хочу умереть
Еще при живых идеалах.

Это стихи, якобы присланные в редакцию неизвестным автором. Но, думается, приложил руку таки сам Юрий Поляков. (Орлуша, конечно, тоже хорош. Но зачастую длинноват. У Полякова в четверостишиях мысль изложена погуще).

Кстати, ЦДЛ тоже описан очень подробно со всеми его завсегдатаями 80-х.
И Дубовый зал, и Пестрый, и гардеробшики, и брадобрей, и официанты.

Юрию Полякову ставят в вину, что, дескать, в романе много пьют, особенно творческая интеллигенция. А разве не так было в 80-е? Сколько судеб погубила водка!

Четверостишие в тему:

Чтобы остограммиться с утра,
Нет ни денег, ни пустой посуды.
Что ж вы, пролетарии всех стран,
Не соединяетесь, паскуды?!

Подводя итог, скажу, что я тут же по прочтении сообщила о выходе книги родственникам Владимира Солоухина. А также всем моим друзьям-знакомым, кто имеет хоть какое-то отношением к литературному процессу или является моим плюс-минус ровесником.

Первым - чтобы тоже разгадывали этот литературный кроссворд - новый роман Юрия Полякова "Веселая жизнь, или Секс в СССР", о котором я написала отзыв, вторым - чтобы вернулись в эпоху конца застоя, вспомнили пустые полки магазинов, синих цыплят, очереди за пивом, талоны на импортную мебель, автобусов-не-дождешься, в такси-не-содют и другие милые приметы того времени.
Когда мы были молодыми.

Нынешним же молодым вряд ли понять такое поляковское:

Не пролезть врачам и лежебокам
В коммунизм, который - наша цель.
С удовлетворением глубоким
Утром - в цех, а вечером - в постель.

И уж тем более не смеяться им над приведенным в романе анекдотом армянского радио: кролики идут, бобры стоят.

Отзыв об этом романе - "Веселая жизнь, или Секс в СССР" - я написала с огромным удовольствием, так же как и с удовольствием прочла само произведение.
Откровенно говоря, завидую тем, кому это интереснейшее чтение только предстоит.

Послесловие: говорила же Солоухиным с год назад: отчего не выпускаете Собрание сочинений? Как в воду глядела. После выхода романа Юрия Полякова "Веселая жизнь, или Секс в СССР" спрос на Солоухина возрастет, уверена. Copyright: Татьяна Гусарова, 2019


Борис Кудрявов    12 июля 2019

Председатель Общественного совета при Министерстве культуры Юрий Поляков издал новую книжку - «Веселая жизнь, или Секс в Советском Союзе». Автор скандальных произведений «ЧП районного масштаба» и «Апофигей» с высоты прожитых лет уже немного по-другому оценивает жизнь людей в далекие 80-е. И уж поверьте - читается запоем.

Исторический слоган «В СССР секса нет!» родился случайно, - вспоминает писатель. - Я был на том самом телемосте Ленинград - Бостон в 1986 году, который вел Владимир Познер. Обычная советская женщина искренне и дословно сказала: «Да секса у нас нет!» Фраза стала культовой. Но мало кто помнит, что эти слова были произнесены в ответ на вопрос американки: «…У нас в телерекламе все крутится вокруг секса. Есть ли у вас такая?» И ответ с нашей стороны касался только рекламы на ТВ.
Была и еще одна фраза «У нас - любовь...», утонувшая в аплодисментах, спровоцированных Познером. Жаль, что засмеяли сильнейшую мысль! Ведь что такое секс? Высшая форма проявления любви. Значит, любовь все равно главнее! Могу твердо сказать, что в отношениях между полами в советские времена было гораздо меньше практицизма, корыстолюбия, чем сегодня. На первом месте выступала любовь.

Общественное устройство, нравственные критерии, даже политика неразрывно связаны с вопросами полов. Мужчины и женщины участвуют в создании семьи. А секс по советским законам мог быть нравственно чистым только в семейной ячейке. Поэтому интересы семьи всегда имели первостепенное значение. Были тесно связаны с рождаемостью. Что для любого государства очень важно.
Правда, первоначально шараханья были. В 20-е годы развратничали по полной! Эпоха нэпа была порой сексуальной революции. По знаменитой эротической азбуке дважды лауреата Сталинской премии скульптора Сергея Меркулова учили комсомольцев! Посмотрите на картинки из учебника: там буквы состоят из совокупляющихся голых тел. «Камасутра» отдыхает!Но что это давало в реальности? Проповедовалась свободная любовь, отвергались браки, разрушались семьи. Результат? Переполненные детские дома, толпы беспризорников на улицах, безотцовщина, венерические заболевания. Но вовремя опомнились. Сексуальный бардак мог разрушить общество.

- Даже в позднее советское время вопросы полового воспитания были все же достаточно закрытыми. Думаете, правильно?

- Да, тема консервативная, интимная, личная. Пуританские нравы процветали, были строгости в женской одежде. Длина юбок, цвета тканей - все учитывалось. Даже в нижнем белье и у мужчин и у женщин существовали нелепые ограничения. Вспомните только, какие трусы носило большинство мужчин - длинные сатиновые, черные или темно-синие. А женщины - гамаши до колен, заканчивающиеся тугими резинками. Для зимнего времени они производились с начесом. Сегодня такие вряд ли в каком музее отыщешь.
А попробовали бы вы провести в 70-е годы девушку в гостиницу! Но ухитрялись как-то.
Никакой индустрии, связанной с сексом, в Советском Союзе в помине не было. Никаких секс-шопов, порнофильмов и журналов с красотками. Не говоря уже о массовой проституции или стриптизе. Только презервативы в аптеке за две копейки. Но рост населения в стране был неумолимо стабильным. Молодежь жила своей жизнью: собирались на квартирах, выпивали, крутили бутылочку под смех и поцелуи. Роддома были переполнены!
А в начале 90-х табу рухнули, общество стало скатываться к первобытному состоянию. Агрессивные проститутки шеренгами встали вдоль трасс. И пошло-поехало…

Может, и правильно без всяких табу? В XXI веке-то….

- Цивилизация всегда держалась только на запретах. А на чем ей еще держаться? История показывает, что иначе начинают процветать разврат, казнокрадство и далее по списку, вплоть до серьезных преступлений. В тех же 90-х мы докатились до того, что пьяный президент великой державы дирижировал перед камерами оркестром. В Берлине! Из-за таких вот, казалось бы, шалостей рушатся государства. Что и случилось со страной. Демографическая кривая в 90-е настойчиво ползла вниз. Сейчас вот только наверстываем. Семье стали уделять внимание, а значит, и рождению детей.

- В книге вы приводите слова Брежнева, будто бы сказанные медсестре: «Эх, вот бы я тебя, голуба, лет 20 назад уколол бы - так уколол!» Он действительно мог такое говорить?

- Книга-то художественная, хотя и сделана на мемуарной основе. Поэтому в некоторых местах пришлось использовать оговорки - «по слухам». Но, учитывая, что Брежнев, по свидетельству современников, был любителем женского пола, подобные слова ему приписать не возбраняется. Политика - неотъемлемая часть жизни общества. Вокруг нее все и крутится. А как писать о том времени без участия политэлиты? Которая во многих вопросах была не менее демократичной и интеллектуальной, чем нынешняя. Кстати, фамилии политиков тех лет я, в отличие от фамилий писателей и поэтов, переиначивать не стал.

- Есть ли документальная основа у вашего романа?

- Есть. Одним из самых издаваемых писателей в СССР был Владимир Солоухин. Случилось так, что его собрались исключать из партии. Я тогда работал в газете «Московский литератор» и был осведомлен обо всех кулуарных интригах в писательском цехе. В эмигрантском журнале «Грани», издававшемся в Германии, были опубликованы два рассказа Солоухина. Что это означало для советского писателя, объяснять не нужно. Скандал разразился на уровне аппарата ЦК КПСС. Дело обсуждалось парткомом Московской писательской организации. Конечно, Солоухину досталось крепко. Но фамилии Солоухина в романе вы не найдете. Превратил его в Ковригина по этическим соображениям. А вот образ поэта Егора Полуякова, (видите сходство с моей фамилией), писался по-живому. За вымышленными фамилиями стоят известные писатели. В романе нет ни одной выдуманной истории. Все они происходили осенью 1983 года.

- В «знаменитом барде Бесо Шотаевиче Ахашени», у которого погранцы при пересечении польской границы изъяли кассеты с порнофильмами, угадывается Булат Окуджава. Что ему за это было?

- Отделался скромным выговором по партийной линии без занесения в личное дело.

- А что за захоронения каких-то «непокорных женщин» рядом с домом Лаврентия Берии? История про изнасилованную малолетку, которая будто бы «укусила наркома страшно вымолвить куда»?

- Роман я называю хулиганским, провокационным. А секс рассматривается мной как часть жизни. Так что вторая часть названия - обманка, озорство. Вот «Веселая жизнь» в заголовке стоит по делу. Жизнь вокруг была действительно нескучной. Именно секс во все времена стоит в жизни любого человека чуть ли не на первом месте.
История про закопанных женщин - не выдумка. Такие, по крайней мере, ходили вокруг разговоры. Но можно считать, что это пародия на либеральные мифологические измышления о Берии. А раскапывание кладбища действительно происходило на моих глазах.

«Темна, беспорядочна и малоизученна сексуальная жизнь советских людей»

А вот два ярких фрагмента из нового бестселлера Юрия Полякова. Мы попробовали угадать прототипов героев этих повествований. Если у вас, друзья, после прочтения появятся другие версии, присылайте свои варианты в редакцию по электронной почте eg@eg.ru.

- Благодушное, даже благожелательное отношение к дамам, навещающим писателей, - одна из давних традиций Переделкино. Литератор уединяется в Доме творчества не только для создания нового полнокровного произведения, но затем, чтобы расправить крылья чувственности, слежавшиеся в семейной неволе…
Один случай вошел в анналы. К прозаику Разлогову, автору знаменитой производственной трилогии «Плотина», «Турбина», «Свет пришел в тайгу», прикатила давняя зазноба, сама только-только сплавившая мужа в военный санаторий. Любовники пообедали и прилегли отдохнуть, как вдруг накатила жена, известная своей буйной ревностью. Сама почуяла или добрые люди донесли, теперь уже не докопаешься. Думаю, все-таки настучали. Творческая зависть - страшная вещь! Фурия влетела в холл, как раскаленное шипящее ядро влетает в осажденную крепость.

Но опытная «генеральша» (дежурная. - Ред.) спокойно доложила, мол, супруг ваш откушал и пошел подышать хвойными запахами леса. «Я подожду его в номере», – согласилась жена.
образе Разлогова, на наш взгляд, автор показал драматурга Александра Гельмана (его жена, сценарист Татьяна Калецкая на фото справа). Фото: Facebook.com
Но Ядвига Витольдовна с улыбкой объяснила, что, уходя на прогулку, прозаик по оплошности забыл сдать ключ на гвоздик. «Дайте дубликат!» - «Потерял предыдущий постоялец». - «Тогда я буду ждать здесь. Не проскочит!» - «Ну, конечно, садитесь!» - «Генеральша» вежливо предложила стул. - «Отдышитесь. Простите, а вы всегда такая бледная?» - «Что за чушь! У меня прекрасный цвет лица». - «Голубушка, на вас страшно смотреть! Сердце не жмет?» - «Жмет…» - прислушавшись к организму, ответила ревнивица…  «Я вызову медсестру».
Кликнули Нюсю, которая, сообразив, в чем дело, сразу повела даму в медкабинет, расчехлила тонометр, померила и ахнула: с таким давлением сразу в реанимацию везут. «Ложитесь под капельницу! Немедленно!» - «А долго капать?» - «Час».
Минут через сорок, завершив начатое, выпроводив любовницу и наведя порядок в номере, Разлогов пришел в медкабинет, сел у кушетки и взял жену за беспомощную руку, в минуты ярости способную прицельно метать сковородки и утюги.  «Милая, разве можно так нервничать из-за ерунды? Ты стала слишком мнительной». - «Прости, милый…»
Писатель гладил жесткий «перманент» суровой супруги и наблюдал, как из перевернутого пузырька по тонкой трубочке в пронзенную вену бежит раствор безобидных витаминов. А спасительницам прозаик выставил потом ящик шампанского и заказал в «Праге» торт размером с колесо «Запорожца». Гулял персонал всего Дома творчества…

Прототипом Агея Чебатару, возможно стал, молдавский писатель Ион Друце

Озабоченные коллеги

Был такой случай во время съезда писателей. Делегатов, как обычно, поселили возле Кремля в «России», которая, словно огромная беломраморная крепость, спускалась уступами к Москве-реке напротив МОГЭСа, в свою очередь, похожего на пятитрубный крейсер…
Конечно, многие литераторы, испытывавшие проблемы с местом действия, поспешили воспользоваться редкой возможностью и удовлетворить желания, требующие взаимного уединения. Писатели-делегаты отбывали утром на пленарное заседание во Дворец съездов, оставляя ключи своим озабоченным коллегам, не избранным на высокий форум из-за творческой невзрачности.

Молдавский рифмоплет Агей Чебатару (он почему-то считал себя большим румынским поэтом) великодушно пошел навстречу своему переводчику Пете Панюшкину, влюбившемуся в юную Ингу Швец, младшего редактора отдела национальных литератур издательства «Советский писатель». Но Агей строго предупредил: к пятнадцати ноль-ноль следует насытиться и отбыть, положив ключик, снятый с деревянной «груши», под коврик у двери номера. Однако Петя, будучи натурой страстной, увлекся отзывчивым телом Инги, и когда они наконец решили покинуть уголок любви, в дверь уже сердито барабанил другой Агеев переводчик - Леонид Гаврилюк, пришедший в отель с бутылкой коньяку и Мариной Ласкиной-Панюшкиной, детской сказочницей и ясно чьей супругой. Нетерпение Леонида понять можно: в 17.45 он должен был покинуть укрывище, как выразился бы Солженицын, и оставить ключ все под тем же ковриком…

Наконец дверь под ударами открылась. Некоторое время две пары смотрели друг на друга в немом потрясении. «Сука!» - прервав молчание, взревел Петя. «Кобель!» - отозвалась Марина. «Лярва!» - застонал Гаврилюк, а Инга в отчаянии закрыла юное лицо руками, ибо Леонид давно и настойчиво звал ее замуж, обещая развестись с постылой женой, обозревательницей «Литературной газеты» Аллой Рощиной-Гаврилюк. Вчера Швец наконец ответила ему «да»,  и они не мешкая скрепили договор о намерениях здесь же, в гостинице «Россия», в номере делегата и народного поэта Грузии Звияда Мордашвили, которого Гаврилюк тоже переводил. И теперь вот такой пассаж!

Может возникнуть законный вопрос: зачем же Леонид, получив заветное согласие от возлюбленного существа, повел на следующий день под тот же кров совсем иную женщину, а юная Инга Швец, собираясь замуж за одного, устремилась в гостиничную постель с другим мужчиной? Как это сочетается с моральным обликом строителя коммунизма? Да никак не сочетается. Темна, беспорядочна и малоизученна сексуальная жизнь советских людей. К тому же съезд проводился раз в пять лет, шел всего шесть дней, а хочется столько успеть, узнать, прочувствовать!
Недолго думая соперники под отчаянный женский визг сцепились в мордобойном порыве, рыча и круша казенный уют: сломали мебель, сорвали гардины и побили посуду. Дежурная по этажу, прискакав на шум, вызвала милицию, срочно прибыл наряд, скандалистов скрутили и обезвредили. Тут же по горячим следам драчунов допросили как правонарушителей, а дам - в качестве свидетельниц, составили протокол с описью ущерба и повели задержанных в опорный пункт для определения меры пресечения. Однако все это могло закончиться куда хуже, затянись составление протокола минут на пять - десять. Ровно в 17.45 делегат Чебатару под руку с немолодой, но еще вполне съедобной блондинкой подошел к своему номеру и вместо ключика под ковриком обнаружил распахнутую дверь. Агей метнулся в комнату, решив, что его обокрали, попятив финский костюм, австрийские ботинки, югославский галстук и ондатровую шапку, купленные на закрытой распродаже для делегатов, но увидел двух горничных, присланных навести порядок. Вместе с милиционером, оставленным на всякий случай в засаде, они дружно приканчивали изъятую в качестве вещественного доказательства бутылку коньяка и шумно удивлялись падению нравов в писательской среде. Остолбеневшего Агея тут же идентифицировали как постояльца, преступно передавшего ключи от номера посторонним лицам, что и стало причиной погрома. Его тоже повели в опорный пункт на очную ставку со злодеями. Милиционер хотел привлечь и блондинку, приняв ее за интердевочку со стажем, но она, возмутившись, показала редакционное удостоверение «Литературной газеты», выписанное на имя Аллы Рощиной-Гаврилюк, и ее с извинениями отпустили. Печать - большая сила!


…..Кроме того, хочется вспомнить, что в ноябре прошлого года Ю.М. Поляков отметил свой 65-летний юбилей! Я уважаю Полякова и как писателя, и как гражданина – последнее для меня очень важно.

Владимир Казаков    18 ноября 2019

…..12 ноября отметил свой 65-летний юбилей выдающийся советский и российский писатель, драматург, публицист и журналист Юрий Михайлович Поляков. Его книги «Сто дней до приказа», «Апофегей», «Демгородок», «Парижская любовь Кости Гуманкова», «Козленок в молоке», «Замыслил я побег...», «Желание быть русским» всегда становились событием в литературной и общественной жизни. Его пьесы идут в десятках театров страны при неизменных аншлагах. Только что в Москве с огромным успехом прошел театральный фестиваль «Смотрины», где театры с всей страны показывали спектакли по пьесам Юрия Михайловича. Залы были забиты зрителями, люди стояли в проходах. Это единственный подобный театральный фестиваль ныне здравствующего классика. Причем он проходит уже во второй раз. Поляков ведет огромную общественную работу, возглавляет Национальную Ассоциацию Драматургов, Общественный совет при Министерстве культуры РФ. Мы взяли интервью у Юрия Михайловича во время фестиваля, после авторской читки новой пьесы классика «В ожидании сердца».

— Юрий Михайлович, поздравляем вас с юбилеем. Вы в своих романах и пьесах много пишете о жизни в СССР. Ваш взгляд на наше советское прошлое кардинально отличается от того, что нам навязывают ТВ, кино и современный либеральный театр. Почему снятые у нас фильмы про СССР являются почти точной копией чернушных американских поделок 80-х, где космонавты в ушанках пьют водку на орбите? Вы в своих ранних романах критиковали Советский Союз, чем критика отличается от вранья?

— Спасибо. Очернение советской цивилизации началось уже тогда, когда она еще существовала, и мало кто предвидел ее трагическое крушение. Собственно, «чернушным» было в значительной степени содержание «самиздата» и «тамиздата». Ради справедливости надо заметить, «сгущение» негатива в таких сочинениях являлось часто реакцией на принудительный оптимизм официальной советской литературы, точнее, бездарных авторов, готовых выполнять любые идеологические установки. Но крупные советские мастера — Белов, Бондарев, Распутин, Астафьев, Абрамов, Куваев, Гранин и другие — никогда в «лакировке действительности» замечены не были. Наоборот. Кстати, если «принудительный оптимизм» был востребован в СССР, то «принудительный пессимизм» всячески поддерживался западными издателями и русистами. Это была часть информационной войны. Весьма одаренный и лукавый писатель Виктор Сорокин очень хорошо почувствовал эту конъюнктуру и удачно в нее встроился, в этом, а не в психическом отклонении, думаю, секрет его навязчивой копрофагии.

В начале 1990-х началось целенаправленное создание черного мифа об СССР, сначала на инерции отрицания свергнутого строя, по принципу «при проклятом царизме», а потом, после краха «гайдаровских реформ» и расстрела парламента, это делалось для того, чтобы переключить внимание народа с убогой ельцинской реальности на «проклятый совок». Понятно, что честные мастера культуры этими подлостями не занимались, но вчерашние подмастерья социалистического реализма и горемыки самиздата охотно откликнулись. А бездарные люди, не способные создать что-то новое, — всегда эпигоны, вот и они стали перепевать самиздатовскую чернуху и американскую кинорусофобию. Сегодня этим занимаются уже 30-летние авторы, вообще не имеющие понятия о том, как и чем жили в СССР. Появились даже виртуозы злобных антисоветских фэнтези. Но играют в такие игры и взрослые дяди, играют ради премий, вроде «Большой книги» и «Ясной поляны». А что еще можно сказать про роман Иванова «Пищеблок», где в пионерском лагере детьми кормятся вампиры, возглавляемые героем Гражданской войны.

Мои первые повести «Сто дней до приказа», «ЧП районного масштаба», «Работа над ошибками», «Апофегей» тоже были весьма критичны по отношению к советской реальности, их долго не печатали, но то был «критический реализм», направленный совершенно искренне против того, что нам, как тогда выражались, мешало жить. И когда они увидели свет, это стало потрясением общественного сознания. Кстати, в моем новом романе «Веселая жизнь, или Секс в СССР» я снова вернулся в поздние советские времена, в 1984 год, и попытался взглянуть на «развитой социализм» с высоты обретенного жизненного, социального и исторического опыта…

— У вас недавно вышла очень острая публицистическая книга «Желание быть русским». Которая всячески замалчивалась либеральной критикой. Как раз выход книги совпал с вашим выходом из президентского Совета по культуре. Связываете ли вы два этих события?

Да, книга вышла в издательстве «Книжный мир», которое выпускает мою публицистику. Эссе «Желание быть русским» — это попытка проанализировать, почему мы, русские, и царями, и советской властью, и нынешним Кремлем воспринимаемся не как самоценный народ, имеющий собственные проблемы и недуги, а как своего рода «средостение» между этносами, населяющими нашу федерацию. Воспринимаемся как своего рода «этнический эфир», которого как бы и нет в природе. Заметьте, своих государственных институтов русские не имеют и с этим смирились, но в нашем правительстве нет даже «русского приказа», который системно бы анализировал и решал проблемы государствообразующего народа. Вывод мой неутешителен: дальнейшее небрежение русским народом может для нынешней версии Государства российского закончиться тем же, чем закончилось для империи Романовых и СССР. По странному стечению обстоятельств, вскоре после выхода книги меня «ротировали» из президентского Совета по культуре, ко мне охладели сразу несколько телеканалов, прежде наперебой приглашавшие в эфир. Непросто быть в России русским писателем

Сыграл свою роль и мой конфликт с вдовой Солженицына, пытающейся сделать из своего покойного мужа пророка в белых ризах, что очень непросто, учитывая его многослойную биографию. Кстати, в книге «Юрий Поляков: текст, контекст и подтекст…» известный литературовед Михаил Голубков дает очень любопытный сопоставительный анализ писательских позиций — моей и солженицынской. Книга вышла в АСТ к моему 65-летию.

— Вы сейчас много занимаетесь театром. Пишете новые пьесы, создали Национальную Ассоциацию Драматургов, проводите фестиваль «Смотрины». Почему театр, а не кино? В кино аудитория же больше.

— Вообще-то, не я пришел в театр, а театр пришел ко мне. С конца 1980-х начались инсценировки моей ранней прозы. Был знаменитый спектакль «Работа над ошибками» Станислава Митина в Ленинградском ТЮЗе. Кстати, «Табакерка» тоже начиналась со спектакля «Кресло» — сценической версии «ЧП районного масштаба», о чем покойный Табаков не любил вспоминать. А с конца 1990-х я активно выступаю как драматург. Одной из первых стала постановка моей пьесы «Смотрины» во МХАТе им. Горького у Татьяны Дорониной. Ее осуществил Станислав Говорухин, и это была его первая работа на театре. Спектакль до сих пор в афише МХАТа под названием «Контрольный выстрел», но какова будет его дальнейшая судьба после отстранения Дорониной и прихода команды Эдуарда Боякова с Захаром Прилепиным, я не знаю. С Бояковым мы все-таки с разных театральных планет, а Прилепин, он, скорее, «шаттл».
…..Сегодня мои пьесы идут по всей стране и собирают полные залы к вящему негодованию «новодрамовцев», но я-то не виноват, что они так и не научились писать качественные пьесы. Ни один из «братьев Дурненковых» (я для себя так называю авторов этого направления) не может похвастаться тем, что его пьесу, скажем, на сцене Театра Сатиры сыграли почти 400 раз. Недавно закончился второй театральный фестиваль «Смотрины». Это единственный в России авторский фестиваль здравствующего драматурга. 13 дней в Москве на сцене «Вишневого сада» играли мои пьесы театры из разных городов — Иркутска, Самары, Рыбинска, Борисоглебска, Пензы… Публика принимала восторженно.

А Национальную Ассоциацию Драматургов мы затеяли, обнаружив, что в стране нет ни одного профессионального объединения тех, кто пишет пьесы. Дело дошло до того, что в оргкомитет Года театра не вошел ни один драматург. Забыли. Теперь, думаю, не забудут. Первое, что мы сделали, — это организовали вместе с «Театральным агентом» конкурс «Автора — на сцену!», чтобы подержать замордованных и оболганных «золотомасочной тусовкой» авторов традиционных пьес, а точнее — профессионалов. 17 декабря мы обнародуем во второй раз «золотую десятку». Каждый победитель, кроме диплома, получит сертификат на полмиллиона рублей — на постановку своего детища в любом из заинтересованных театров.
…..А с кино я не прерываю связей. По моим книгам снято 13 лент. Веду переговоры об экранизации «Гипсового трубача», «Любви в эпоху перемен» и «Чемоданчика». Но, как мне честно признался один режиссер: «Тебя трудно ставить, в твоих романах главное — слово, а как раз это сложнее всего перевести на киноязык…»

— Что ждет русский театр, кино и русскую литературу в ближайшие 10 лет?

— Если театр, почти переставший быть русским, останется в руках золотомасочной тусовки, если литература останется в ведении Роспечати (Министерство цифрового развития) и тон будет по-прежнему задавать «Большая книга», то я за них (литературу и театр), как певал Окуджава, «не дам и ломаной гитары». Увы, сегодня кино, столичные театр и литература, за редким исключением, занимаются на казенные деньги методичным разрушением государства. Власть этого не понимает, так как романов не читает и в театр не ходит. Это не значит, что я согласен со всем, что происходит в Отечестве, но спор с властью — это одно, а подтачивать, как термиты, несущие конструкции державы, — это совсем другое…

— Как вы видите Россию после Путина? И кого вы видите на месте ВВП?

— На месте Путина я никого не вижу. Сопоставимой фигуры в окружении нет. Впрочем, и не может быть при сложившейся после расстрела парламента политической системе. Ведь система у нас носит не состязательный, а согласовательный характер, причем все согласования совершаются подспудно. Плохо это? Не знаю, учитывая, что наша либеральная оппозиция даже не прозападная, а подзападная, и либеральные «сусанины» так и норовят завести в Кремль неприятеля. Но в итоге мы можем попасть в ситуацию, когда персона, согласованная в государственной тиши, не будет, в отличие от 2001 года, принята народом, который может безмолвствовать, а может и безумствовать, как в 1917-м и 1991-м. Я очень боюсь турбулентного транзита власти…

…..P.S. Снова сработала моя защитная программа («Prezervativ»). В моём Блоге нарисовался (№268) игнор, (точнее высветилось: «Помесь клеща энцефалитного с клопом березовым – токсичная и зловонная».) Он же: (у)родоначальник второй «могучей кучки» (посты №185 и №186). Он же почетный ЧЛЕН списка игноров (пост №220). Он же: Пинцет, нежнейший друг и сподвижник VDL. Что он хотел сообщить мне – не знаю. Но методом экстраполяции определяю: прыткий козлик захотел оксюмороном сделать дяде очередное ата-та-та. Рожки у него режутся и чешутся.

Всем пока. Николай.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 19.2.2020, 14:40
Сообщение #271


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Если хочешь быть красивым, поступи в гусары. ... К.Прутков
И оседлай велосипед! ... Николай (Колыванов)

…..Всем здравствуйте (три раза)!

…..Всех защитников Отечества поздравляю с профессиональным праздником – 23 февраля!
А всех подзащитных поздравляю с тем, что у нас есть наши Вооруженные Силы!

P.S.1 В Конституцию РФ предлагаю записать:

1) КТО С МЕЧОМ К НАМ ПРИДЕТ, ТОТ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОГИБНЕТ! НЕВАЖНО ОТ ЧЕГО, НЕВАЖНО КАК, НЕВАЖНО КОГДА, НЕВАЖНО ГДЕ. Пленных не брать, подранков – уничтожать. (До последнего сперматозоида).
2) Ни в коем случае не воспроизводить СССР, присоединяя так называемые «братские» государства. Хватит с нас одной союзной Белоруссии.
3) Навсегда прекратить называть Украину «братской». Лучше тамбовский волк, чем такие родственники.

P.S.2 Выставка ВелоПарк 2020 – 22-23 февраля, КВЦ Сокольники. Крупнейшая веловыставка года.

Как всегда немного лирики.
Денис Давыдов посвятил тыловым генералам это четверостишие:

Генералам, танцующим на бале при отъезде моем на войну 1826 года

Мы несем едино бремя,
Только жребий наш иной:
Вы оставлены на племя,
Я назначен на убой.
1826

Всем пока. Николай.

+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 13.3.2020, 12:02
Сообщение #272


посетитель
*

Из: 14 мкр.



…..Всем здравствуйте (три раза)!
…..Поздравляю дорогих моих крымнашистов с шестой годовщиной возвращения НАШЕГО КРЫМА!

И нам завещанное море
Опять свободною волной,
О кратком позабыв позоре,
Лобзает берег свой родной.

…..(Это я ретранслирую совершенно бесспорную мысль Фёдора Ивановича Тютчева. Если вы понимаете, о чём я.)
…..А недовольные и несогласные, с Макаревичем во главе, пусть лучше удавятся. Предлагаю это исходя из самых гуманных соображений. Зачем же им мучиться и всю оставшуюся жизнь страдать от своего ужасающего душевного расстройства!? И морской воздух без них здоровее и чище будет.

…..Немного лирики

Ю.М.Поляков Если бы …

Сели с другом. Взяли по сто грамм.
Выпили, немного закусили.
И пошли бы тихо по домам,
Если бы мы жили не в России.

Ну а дома всё нехорошо.
Слева в челюсть на второй минуте.
Я бы из семьи давно ушел,
Если бы в Кремле сидел не Путин.

Утро, как заплеванный вокзал.
На меня супруга смотрит криво.
Я бы к люстре петлю привязал,
Если бы не возвращенье Крыма!

2017 год

…..Цитирую по книге Ю.М.Полякова «Босх в помощь. О гормональных либералах и безродных патриотах». (Серия «Коллекция Изборского клуба») – М.: Книжный мир, 2019 – 544 с.
…..Замечательный сборник его статей!

Всем пока. Николай.
+ Цитировать сообщение
Van Der Logg
сообщение 14.3.2020, 1:18
Сообщение #273


Special Guest ^_^
*

Из: Зеленоград, 11 мкр
Вел: Titus X Carbon + Зелёный Дайкон


Теперь Николай может больше бояться коронавируса, чем встретить "благодарных читателей"))
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 23.3.2020, 13:08
Сообщение #274


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Я русский. Какое счастье!
Александр Васильевич Суворов.

У меня есть Россия, Путин, Крым и Поправки к Конституции. Какое счастье!
Николай.

Всем здравствуйте (три раза)!

…..Сто лет назад пламенный революционер и образцовый гос. служащий – идеал пионеров и комсомольцев, Г.В.Чичерин позиционировал себя так: «У меня была Революция и Моцарт». России у него, ясное дело, не было. Закваской революции являлись, скажем так, интеллектуалы-интернационалисты. Свои «гуманистические» теории они решили проверить на стране, которую им было не жалко. (Лучше бы сначала попробовали на собаках.) В девяностые годы и в начале нулевых, с подачи тех же интернационалистов, не осталось и Революции. Лично я прожил те годы с печальным ощущением: бывали хуже времена, но не было подлей. (Даже Конституцию написали под диктовку «прогрессивного Запада».) В общем, до середины нулевых тянулись тихо дни мои. Без божества, без вдохновенья, без слез, без жизни, без любви. В душе настало пробужденье, только когда возник Путин, где-то со второго его президентского срока. Именно с подачи Путина у нас появилась и Россия, и Крым. А теперь ещё и Конституцию почти выправили.
…..Глубоко уважаемый мною Ю.М.Поляков в книге «Босх в помощь! О гормональных либералах и безродных патриотах» вспоминает времена своей работы в «Литературной Газете». В 80-ые годы, в «ЛГ» была рубрика «Если бы я был директорам…». Редакция газеты получала мешки писем с различными идеями. В 2002 году в «ЛГ» попытались воскресить рубрику под названием «Если бы я был президентом…». Увы, писем не было. Апатия и безнадега. Зато сейчас, при обсуждении поправок к Конституции, поступило больше миллиона предложений. Не только в моей душе настало пробужденье!
…..Жаль, что пока остался без изменений вопрос о передаче в частную собственность полезных ископаемых наших недр. Не появилось соответствующей поправки. (Как это наши либерасты не догадались прихватизировать заодно и солнечный свет, и дождь, и воздух? Был же такой прецедент, хоть и в фантастике: «Продавец воздуха» А.Беляева. Там один интеллектуал додумался сгущать воздух до состояния твердого тела и продавать его.)
…..Поправку о кратном гражданстве я бы сделал еще жестче. Для лиц с кратным гражданством, участвующих в выборах, я бы ввел поправочный коэффициент. Несправедливо, что космополиты с несколькими запасными аэродромами могут влиять на выбор людей, у которых Отечество одно единственное.
…..Слава Богу, из Конституции исчез когнитивный диссонанс под названием «общечеловеческие ценности» и «приоритет международного права». А Бог в Конституции меня не смущает, я сам православный (атеист)!

А вот некоторые мысли Ю.М.Полякова из книги «Босх в помощь!...».

Часть I
«ПОЗВОЛЬТЕ С ВАМИ НЕ СОГЛАСИТЬСЯ …»
……..

Юрий ПОЛЯКОВ, 33-й главный редактор ЛГ Октябрь, 2017


Я за финансовую кастрацию! (стр. 69)

Богатые люди везде, в любых странах склонны относиться к окружающим свысока. От больших денег заносится даже заморыш, получивший состояния от бездетного хапуги-дяди. Скоробогатая публика вроде девушек с силиконовыми имплантами, те тоже начинают верить, будто у них такая грудь от рождения. А уж дети нуворишей – это какие-то злобные маугли на «ягуарах», прыгающие с полосы на полосу, как с лианы на лиану. Но ведь и силикон, и деньги – вещи ненадежные. Сегодня с миллиардом, завтра с браслетом на ноге. Впрочем, у нас пока богатство выше закона. Недавно в ювелирном магазине видели женщину, похожую на Васильеву, она покупала алмаз величиной с яйцо Фаберже.
А сколько было праведной пены! Именно потому-то в России ситуация приняла угрожающие размеры.
Во-первых, богачи у нас появились, как класс, всего четверть века назад, их усадьбы и апартаменты неимущие еще не громили, и нувориши не успели выработать нормы поведения, которое не провоцируют социальные взрывы.
Во-вторых, они безответственны в силу происхождения своих богатств, скорых, нетрудовых и неправедных. Это, как правило, задарма присвоенная общественная собственность. Или наши нефтеналивные магнаты сверлили мерзлоту вскладчину купленными бурами, а потом ведрами носили нефть в большие города? А от них даже не требуют вкладывать деньги на родине, они выводят миллиарды за рубеж, примеривают баронские титулы и ведут себя в России, что браконьеры с динамитом. Причем, занимаются этим как бизнесмены, так и чиновники, которых наказывают не за махинации и взятки, а за совершение оных без необходимой политкорректности и согласования.
В-третьих, наши нувориши почти безнаказанны, уголовный кодекс в отношении экономических нарушителей становится все мягче, словно речь идет о половой жизни пенсионера. Самое крутое возмездие – штраф и – о ужас! – домашний арест на рублевской латифундии с павлинами и стерлядью. Перспектива закона о конфискации вызывает у них такой гнев, будто речь идет о кастрации. Почему бы и нет? Химическая кастрация насильников есть в развитых странах. Конфискация и есть финансовая кастрация тех, кто насилует нашу экономику и наши представления о справедливости. Равненье на Запад! А у нас частная собственность, даже нахально наворованная, неприкосновенна. Пока это не изменится, богатеи не будут бояться общественного негодования, ибо следом за ним должны приходить следователи и восклицать: «Ой, а откуда у вас все это?»
В-четвертых, власть давно послала нас всех в суд, где закон стоит денег и немалых. В нашем доме один молодой богатый хам тоже достал соседей и дурью с лифтом, и другими антиобщественными чудачествами. С ним судились лет пять, потом он переписал квартиру на знакомую. Теперь с ней судятся. В такие моменты начинаешь мечтать о домоуправе Швондере! Если бы ту же Багдасарян за повторное нарушение отправили на год потрудиться социальным работником к участнице Великой Отечественной войны, да еще выбрали бы старушку покапризнее, эта «шумахерша» своего железного коня за километр потом обходила бы, как Чекатилу.
В-пятых… Впрочем, хватит. Я бы богатеям, однажды уличенным в хамстве, делал колоноскопию. Бесплатно. При повторном нарушении закреплял бы за ними финансирование детского дома или интерната для престарелых. При третьем попадании отправлял бы собирать мусор. В Арктику. Шучу. Отчасти…..Июнь, 2017 год
……
Выписки из лицевой книги
(стр.74)
10.12.2018
...............
15.12.2018
Приходят все новые сведения о высокопоставленных российских персонах, имеющих паспорта иноземных держав. Я предлагаю ввести правило: человек, которому почему-то недостаточно одного российского гражданства, обязан носить на одежде заметную нашивку в виде флага той страны, подданным которой он также является. Тайное должно стать явным. Думаю, если возле подъезда нам встретится дворник с таджикской или киргизской государственной символикой на груди, мы только посочувствуем его тяжелой доле. Но вот если в телеэфире, а то и на высокой трибуне появится персонаж с флагом Великобритании или США на груди, наша реакция, могу предположить, будет совсем иной. Кстати, можно потом встретить такого «двое-подданного» деятеля на выходе из Останкино или правительственного учреждения и в присутствии полиции тепло поговорить с ним о судьбах России.
........
........

15.02.2019 (стр.77)
Премьер Дмитрий Медведев сегодня вдруг предложил создать социальный портрет граждан РФ, живущих за чертой бедности, чтобы эффективнее оказывать им помощь. Хм, новация опытного государственного мужа, возглавляющего правительство страны почти столько же, сколько Витте и Столыпин, вместе взятые, вызывает двойственные чувства. С одной стороны, власть, наконец-то, почувствовала, что социальная напряженность и нарастающее расслоение становятся опасными.
Это хорошо. Бабахают ведь не только газовые баллоны. С другой стороны, отрыв элиты от основного населения, судя по всему, уже таков, что верхний класс смутно представляет себе, как живут эти там внизу. Потому и потребовался «портрет бедняка», чтобы лучше видеть предмет государственного призрения. А вот это, прямо скажем, плохо. Чем заканчивается подобный отрыв слуг от народа, мы, увы, знаем: низы не хотят, даже если и могут, а верхи хотят всегда, всё и везде, но уже не могут.
Я бы советовал властям предержащим заказать также групповой портрет российских богачей, всех этих мутных нуворишей с множеством гражданств, лукавых процентщиков, чиновников, очумевших от взяток и золотых парашютов, скользких дельцов, опустошителей недр и казны. Ведь пасутся и нагуливают финансовый жир они здесь, в России, а откладывать золотые яйца отлетают в офшоры. Президент говорит: прекратить! А они отлетают, как птицы по осени. Президент запрещает: нельзя! А они откладывают, как бомбы мечут. Прямо, Босх какой-то!
Затем нужно повесить это коллективное изображение подальше от бюджета и как можно ближе к Следственному комитету. Тогда, вероятно, и социальный портрет бедняка создавать не придется. А?
(Конец цитирования.)
…..И много чего ещё очень интересного пишет Ю.М.Поляков. Очень советую прочитать эту книгу: «Босх в помощь! О гормональных либералах и безродных патриотах.»
…..P.S.1. Я не очень большой поклонник Д.А. Медведева и его административно- государственных т а л а н т о в. Однако ж Грузии в 2008 году врезал он. Кроме того, ДАМ много лет обеспечивал Путину безопасный и стабильный тыл, что само по себе дорогого стоит. И на том следует сказать ему спасибо. Хуже неблагодарности только предательство.
…..P.S.2 Сопоставляя сообщение № 273 VDL и наступающий Всемирный день Дурака 1апреля, я хочу заметить следующее. Спорить, да и просто общаться с дураком – все равно, что играть в шахматы с голубем. Он раскидает фигуры, нагадит на доску и полетит рассказывать всем, как славно он уделал тебя своим могучим интеллектом. Чем чаще залетает в мой Блог VDL, пытаясь приклеиться ко мне, тем отчетливей я осознаю: шесть лет назад я пришел на Форум Зелбайк и думал, что пришел на форум. А выходит – вляпался в голубятник. Остается только поздравить VDL с его персональным праздником 1 апреля! Мой ему подарок: видеоролик «А.Буга. Нравишься ТЫ МНЕ».

Всем пока. Николай.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 20.5.2020, 15:18
Сообщение #275


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Не дождетесь! Николай.

Всем здравствуйте (три раза)!

Вчера, 19-го мая, с моим школьным товарищем отметили день рождения Пионерии! Купили в «Ашане» 10 сортов мороженного и сожрали, предаваясь воспоминаниям. Поздравляю всех бывших и нынешних пионеров с праздником! Пионер – это звучит гордо!

Уже скоро кончится «изоляция» нашего предприятия и «самоизоляция» сотрудников (и моя тоже).
Спроектировал новый городской складной вел, конечно, 3-хколесный. Пока на бумаге – попробую к осени перевести в железо!

Начитался и насмотрелся всего и вся! Рекомендую из Интернета!

1) «Все из-за Метало Копа». Путешествия по тайге…, рыбалка. Делает болотоход. Максим – замечательный парень из (Сыктывкара ?). Я не удержался и сделал свой комментарий к его видео №146 (жуть!) «Изоляция!...Еду к утонувшей камере», от 19.04.2020.

2) «Сделано у нас». О новой технике, производстве и т.д. в России. Роман Ковригин.

3) Сайт «Тупичок Гоблина». Дмитрий «Гоблин» Пучков. Кроме того прочитал несколько его бумажных книг. Молодец!

4) Нашел в Контакте «КузьмичЪ» из Зеленограда (Дима Румянцев). Он был на нашем Форуме, а потом исчез? Тысяча его фото и тексты. Но читать не стал – сразу споткнулся об МАТ! И фото А. Невзорова. А в начале его странички есть два замечательных видеоролика – на вело Денни Макассил!

Немного лирики. (Михаил Векслер.)

Чтоб не пропали деньги, ибо
Уже истек храненья срок
Лекарств, приобретенных впрок, –
Я взял и заразился гриппом.

Всем пока. До скорой встречи на дорожках Зеленограда и Москвы. Николай.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 31.5.2020, 16:04
Сообщение #276


посетитель
*

Из: 14 мкр.



«Не звуки слышу громовые:
Текут потоки грязевые
И от гремушек дребедень.» Г.Р. Державин

Всем здравствуйте (три раза)!
24-го мая в России отмечают день памяти славянских просветителей, основоположников нашей письменности Кирилла и Мефодия. Первый канал ТВ в 12:00 на крейсерской скорости упомянул о них и то лишь благодаря нынешнему Патриарху всея Руси Кириллу. У Патриарха 24-го мая день тезоименитства (именины), Президент поздравлял, вот и пришлось волей-неволей вспомнить основоположников письменности. Не помешало бы упомянуть и М.А. Шолохова, которому именно в этот день исполнилось ровно 115 лет, Нобелевский лауреат, хоть это далеко не главное. Зато, и как ещё за то, несколько минут по центральному каналу ТВ был фонтан славословия: сегодня! исполняется! 80 (восемьдесят) лет! гениальному поэту! гениальному лауреату Нобелевской премии! и, наконец, просто гению! Иосифу Бродскому! Я подсчитал – трижды гений! Встрепенулся я и стал вспоминать, как читал в своё время труды (от слова «трудно») гения. Что я бы записал в его актив: гений в совершенстве овладел всеми 33-мя буквами русской азбуки, изобретенными Кириллом и Мефодием, а также почти всеми знаками препинания. Складывает из них слова и предложения. Общее же впечатление от трудов гения лучше всего сформулировал Гаврила Романович Державин в адрес своего современника-графомана (см. эпиграф). Присоединяюсь.

Но (возвращаясь к ТВ) дальше – больше. Оно (ТВ) благоговейно возвестило, что тысячи преданных поклонников гения (зачем-то) вышли на балконы (и будут выходить ещё неделю!) цитируя любимый стиш. Показали и поклонников, завывающих: «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку . . . не выходи из комнаты, то есть дай волю мебели . . . не выходи из комнаты . . . не выходи из комнаты. . .». («И такая дребедень целый день, целый день.») Что тут поделаешь – не вполне здоровый гений плюс больные (в том числе от безделья) поклонники – картина маслом под названием «День открытых дверей в дурдоме». (Подробнее см. P.S.1).

А Нобелевка-то за что? Полез в Сеть, и нашел шедевр гения и пояснения литературоведов-поклонников – в чем смысл всего рифмованного сумашествия? Оказывается, что гений, даже в полной своей шизе, только высунув нос из комнаты в отвратительную окружающую действительность, «обречен полностью потерять самого себя в клещах российско – советского тиранического режима» (цитата). Однако здесь возникает когнитивный диссонанс – гений всё же рекомендует себе и поклонникам выходить в одно место! («Только в уборную и сразу возвращайся!») И тем самым терять лучшую часть самого себя! Так вот за что ему Нобелевка – за самопожервование! Знает человек, какую драгоценность потеряет, но поступает принципиально! (Думаю, что лет через пять 1-й канал ТВ уже начнет подталкивать к гению крест (распятие). Со временем ведь придется повышать градус его страдания, а иначе в чем гениальность?)

P.S.1 Не так давно наш Минздрав с целью оптимизации выставил из психбольниц половину насельников – около 750 тысяч. Множество психбольниц (в том и числе и наша, Зеленоградская) были преобразованы в дневные стационары. Критерий отбора вольноотпущенников: не путают окно с дверью и (якобы!) не склонны к агрессии. Мол, наслаждайтесь, люди добрые, они вас (может) не убьют, да и в остальном стерпятся они вам и слюбятся. С тех пор несостоявшиеся жертвы «карательной психиатрии», регулярно пополняясь новыми членами, живут и здравствуют среди нормальных людей, участвуют в выборах.
Выходят в разные места, не только на балконы и в уборную. Могут, например, испачкать краской стену чужого, (а не своего!) дома, не удосужась спросить разрешения и, естественно, не возместив затраты на ликвидацию безобразия. Это я про портрет гения, намалеванный к юбилею на стене школы, напротив которой изволил жить гений. Школа (своими силами) закрасила портрет, жутко обидев тем художника и остальных поклонников. На школьной стене уместно было бы к 24-му мая написать лики Кирилла и Мефодия, да и то с согласия самой школы. Впрочем, не буду мелочиться и вспоминать еще о каких-то правах собственника, раз уж в больных людях даже Бог не волен.

P.S.2 6 июня 2020 года исполняется 221 год Александру Сергеевичу Пушкину. Несмотря на все клещи царизма, несмотря на царский запрет выезжать за границу и прочие сложности бытия он был, и навеки останется солнцем русской поэзии и умнейшим мужем России. А некто И.Бродский, сколько раз ни назови его гением, – нобелевским хожденцем в уборную. Dixi. (Я сказал).
В то же время, справедливости ради, – главным образом по отношению к себе самому, – должен заметить вот что. У меня нет никаких претензий конкретно к Бродскому, (какому ни на есть) поэту и гражданину: жил человек, как хотел, писал, как умел, да Бог с ним. Гражданин он был так себе – то обижался, что не разрешают эмигрировать из постылой России, то назад не пускают – так ведь мазохист всегда найдет из-за чего помучиться. В общем дело прошлое, проехали, забыли. А.С. Пушкин что писал: «Читать стихи его хоть тяжко, а проза, ох, горька для всех, но что ж? смеяться над бедняжкой ей-Богу, братец, страшный грех!». Я в этом смысле грешен, признаю. Сам же делал ссылку (пост №82 от 17.04.2015г.) и цитировал маловразумительный стих Бродского про «братскую» Украину. Но, во-первых, именно этот стих он убрал из Собр. Соч., осталась только виртуальная копия в Сети. Полагаю, что сам передумал, хоть комментаторы грешат на издателей. Во-вторых, вопрос: каким именно стихом долго будет так любезен он народу, что его (стих) и декламаторов будут демонстрировать по центральному ТВ? Понятно, что показанные поклонники – идиоты, нашли чем помянуть гения. Но, стало быть, что-то есть в его поэзии такое, что определяет контингент поклонников и их личный выбор. Между талантами и поклонниками всегда тесная взаимосвязь. А в-третьих, и самых главных, мне отвратительны западно-политкорректно-ориентированные Нобелевки и некоторые представители наших СМИ. Не просто втюхивают русскому человеку второсортное чтиво, прикрываясь «международным авторитетом». Ещё и приучают думать, будто главное достоинство русской поэзии – это способность, костеря Россию, поиметь за неё (поэзию) зеленые деньги. А самый тонкий знаток и главный оценщик великой русской поэзии – неведомый швед на мешке зелени. Ох не зря говорят, что некоторые журналисты хуже (или лучше?) проституток.

Немного лирики

Этот пост посвящается 1-му каналу ТВ и его совладельцу Абрамовичу, а анекдот – моим братьям-велосипедистам.

« – Ты знаешь, что бегемот бегает быстрее человека на суше и плавает быстрее в воде?
– И что из этого?
– Получается, что единственный шанс выиграть у бегемота в триатлоне – это велосипед.»
А я-то всё голову ломал – почему все, обсуждая велики, больше всего напирают на скорость? Где, спрашивается, в городских условиях, в обычной жизни, можно реализовать высокие скорости? Разве что на соревнованиях. А лучше всего – соревнуясь с бегемотами в триатлоне.

Всем пока. Николай.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 8.7.2020, 10:40
Сообщение #277


посетитель
*

Из: 14 мкр.



….. «Обещали и делим поровну:
одному – бублик, другому – дырку от бублика.
Это и есть демократическая республика»…
.....Владимир Владимирович Маяковский (1918 год)

Всем здравствуйте (три раза)!
.....С 4-го июля 2020 года начала действовать обновленная Конституция РФ. Будучи подкрепленной сотнями последующих законодательных актов, она (я очень надеюсь!) поспособствует тому, чтобы толщина нашего российского бублика увеличилась, а диаметр дырки уменьшился. С этой нашей коллективной Конституцией и надеждой на неё я и поздравляю всех моих сограждан-единомышленников!
.....А 8-го июля мы отмечаем ВСЕРОССИЙСКИЙ ДЕНЬ СЕМЬИ, ЛЮБВИ И ВЕРНОСТИ.
Слава Богу и Конституции, нам (в противовес якобы прогрессивному Западу) гарантирована нормальная человеческая семья и законное право называть маму – мамой, папу – папой (а не родителем под каким-то номером), женщину – женщиной, а не, прости Господи, «человеком менструирующим». Заодно хотелось бы избавиться от навязанной нам «политкорректности» (она же: словоблудие), то есть иметь возможность называть негра – негром, инвалида – инвалидом, идиота – идиотом, шлюху – шлюхой, дауна – дауном, гомосека – гомосеком и т.д.

Как всегда немного лирики. О ЛЮБВИ, я бы сказал, вселенского масштаба, а не о сексе.

Иван Бунин «В дачном кресле, ночью, на балконе...» (9 июля 1918года)

В дачном кресле, ночью, на балконе...
Океана колыбельный шум...
Будь доверчив, кроток и спокоен,
Отдохни от дум.
Ветер приходящий, уходящий,
Веющий безбрежностью морской...
Есть ли тот, кто этой дачи спящей
Сторожит покой?
Есть ли тот, кто должной мерой мерит
Наши знанья, судьбы и года?
Если сердце хочет, если верит,
Значит – да.
То, что есть в тебе, ведь существует,
Вот ты дремлешь, и в глаза твои
Так любовно мягкий ветер дует –
Как же нет Любви?

Всем пока. Николай.
+ Цитировать сообщение
НИКОЛАЙ
сообщение 31.7.2020, 11:38
Сообщение #278


посетитель
*

Из: 14 мкр.



Всем здравствуйте (три раза)!
«Единственный урок истории заключается в том, что никто не извлекает из истории никаких уроков».
Граф Аксель С. Оксеншерна (1583 – 1654), шведский дипломат.
…..Рискну поспорить со шведским дипломатом – не единственный урок.

…..В 90-х годах Великая Октябрьская Социалистическая революция перестала быть для нас священной коровой, то есть быть исключительной, справедливой и неповторимой. А в начале нашего века стало ясно, какой катастрофой оказалась необуржуазная революция 90-х годов. (Хотя наши либерасты до сих пор на неё молятся.). В свете всего вышеизложенного я уяснил, что есть еще один урок истории. Этот второй, печальный урок сформулирован Бисмарком, но я скажу своими словами: революцию замышляют недалекие идеалисты, осуществляют тупые фанатики, а пользуются результатами умные мерзавцы. В результате чего мы имеем сейчас то, что имеем. Помню, как хорошо и прогрессивно все начиналось тридцать пять лет назад: «Хочу перемен!» устами В.Цоя и его бесноватых поклонников. Вот сейчас эти сбывшиеся хотелки икаются нам! И (если поглядеть с холодным вниманьем вокруг) долго еще будут икаться. Ибо наши едва достигшие совершеннолетия дебилы опять хотят того же – перемен! Они ужасно измучились от нормальной спокойной жизни. Впрочем, это неудивительно, потому как вокруг развелось неподъемное количество всяких хотелок и хотельщиков. «Братская» Украина хочет в ЕС и НАТО, Навальные хотят в президенты, а их подельники – в депутаты, наши скачущие «протестанты» хотят стать властью, российские недоросли хотят в Англию – вручную полоть и подстригать газоны, Макаревичи хотят петь в Ла Скала, либерасты хотят разделить Россию на части и с ними отдаться «прогрессивному Западу», графоманы хотят сделаться классиками, актеры – считаться великими мыслителями, яйца – учить курицу и т.д. и т.п. Характерно и очень забавно, что одни хотелки диаметрально противоположны другим. И не то, что Президент, а сам Господь Бог не смог бы обеспечить такую сбычу мечт. Посему верен и третий закон истории, открытый К.Прутковым: «Гораздо легче многих не удовлетворить, чем удовольствовать». И, наконец, от меня лично не столько закон, сколько настоятельная рекомендация: уж если ты уродился дебилом и вдобавок тебе невтерпеж как хочется грандиозных перемен – меняй жену, любовницу и работу, а все остальное не трогай! А если не обзавелся ни той, ни другой, ни третьей – то тем более не лезь в государственные дела!
….Насчет результатов нашей (надеюсь, последней, а не крайней) революции и тех, кто ими пользуется. Рекомендую прочитать соображения Ю.М.Полякова. Я, конечно, смог бы кратко ретранслировать его мысли, благо они совпадают с моими, но со свойственной мне скромностью считаю, что сам он сделает это лучше. Не пожалейте времени на чтение.

Газета «Культура» 19.07.2020г.
Юрий Поляков: «Сердцевина государственной идеологии — не патриотизм, а образ будущего»
Дарья ЕФРЕМОВА
19.07.2020
Писатель, драматург и публицист — о десоветизации Победы и ее литературном каноне, визионерстве исторических романистов и гедонистическом обществе.

— Сейчас много говорят о «переписчиках» истории, ее переосмыслении и даже хотят внести поправки о защите исторической правды в Конституцию. Нужен ли такой закон? Нет ли риска, что в случае его принятия история будет заидеологизирована?


— Сначала надо договориться о «канонической» версии нашей истории, зафиксировать ту трактовку событий, с которой будет согласно большинство. Пока одни считают Сталина «кровавым тираном», а другие — «величайшим лидером», пока одни называют советский период «тоталитарно-богоборческим режимом», а другие — «вершиной российской государственности», никакие «поправки» не помогут. Каждый будет понимать под «переписчиками истории» противную сторону. Напомню, что с 2009 по 2012 год у нас была при президенте тихая, как умная мышь, «Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». Потом она как-то незаметно рассосалась. Почему? Потому что нет критериев, нет «канона».

— Понятно, что западная пресса преуменьшает роль СССР в исходе Второй мировой войны, но так ли много «переписчиков» у нас?

— Коллективный Запад уже не преуменьшает, а откровенно игнорирует роль СССР в разгроме фашистов. Трамп в дни юбилея просто не упомянул Советский Союз среди союзников. Снос памятника маршалу Коневу и установка памятника власовцам в Праге — еще один возмутительный пример десоветизации Победы. Откуда берутся эти «альтернативные версии»? Возьмите подшивки российских газет и посмотрите, что там писали в 1995-м, 2000-м, даже 2005-м о ВОВ. А что мололи про Победу в российском эфире «говорящие головы», многие из которых теперь, скрепя сердце, переквалифицировались в бюджетных патриотов? Я как-то оказался в передаче Владимира Познера «Времена» и, когда он со своей обычной безапелляционностью стал возмущаться Сталиным, допустившим чудовищные жертвы, напомнил ему, что военные потери Красной армии и вермахта вполне сопоставимы. К тому же, наших военнопленных целенаправленно уничтожали. А вот более 18 млн жертв — это мирные советские граждане. Для сравнения: у немцев даже с учетом жутких англо-американских бомбежек из мирного населения погиб лишь миллион. Познер глянул так, словно я грязно выругался в эфире, и больше никогда во «Времена» меня не приглашал.

— Точка зрения о том, что столкнулись два тоталитарных режима, довольно распространенная.

— Начнем с того, что политические режимы стран предвоенной Европы были по преимуществу авторитарными и с правами человека особо не церемонились. Когда Великобритания вступила в войну с Германией, в королевстве мгновенно были арестованы и посажены без процессуальных проволочек несколько десятков тысяч членов фашистской партии Мосли, которого взяли вместе с женой. Да, в СССР был жесткий режим, но после революционного хаоса и развала не бывает мягких правлений. Не хотите диктатуры — не доводите до революции. Думаете, если бы победил Колчак, режим в Российской республике был бы мягче? Не уверен.

— Можно ли было избежать таких огромных жертв?

— Да, если бы успели закончить подготовку к войне, если бы союзники раньше открыли второй фронт, если бы все командиры оказались на высоте... Генерала Павлова, не приведшего войска Западного округа в боевую готовность, расстреляли. Зато адмирал Кузнецов на Балтийском флоте успел подготовиться к нападению, а ведь оба получали директивы из одного Генштаба. Виноват Сталин в том, что война началась для нас катастрофически? Разумеется, виноват, как государственный лидер, отвечающий за страну. Но вряд ли он виноват больше, чем император Александр I, отдавший Москву Наполеону. Однако если бы не надрывные сталинские пятилетки, то война закончилась бы так же, как и началась. Думаю, мы должны раз и навсегда принять советскую эпоху со всеми ее противоречиями, со Сталиным в том числе. Она доказала свою историческую состоятельность Великой Победой. И согласитесь, непросто призывать наших западных оппонентов к пиетету перед СССР, победившим фашизм, если мы сами «стесняемся» в официальных речах произносить имя того, кто руководил тогда нашей страной и был Верховным главнокомандующим...

— На 9 Мая нам снова показали «Диверсанта», а потом был концерт, где Валерия и Билан пели песни военных лет. Похоже, руководители каналов считают, что ленты прошлого современному зрителю неинтересны. Какие литературные, кинематографические, музыкальные произведения неоправданно забыты?

— Новый подход к военной теме искать не надо, он давно найден нашей великой фронтовой прозой и поэзией, запечатлен в полотнах Пластова и Коржева, в героических симфониях Шостаковича, в песнях Фатьянова, в фильмах «Летят журавли», «...А зори здесь тихие», «На войне как на войне»... Теперь главное — сохранить этот великий канон и передать потомкам. Почти как в иконописи. Я был просто оскорблен, обнаружив, что в праздничные дни наше ТВ, ни один канал, не нашло места для стихов поэтов-фронтовиков. Никого: ни Гудзенко, ни Межирова, ни Твардовского, ни Наровчатова, ни Луконина, ни Слуцкого, ни Друниной... Странная забывчивость! А ведь великая фронтовая поэзия — это и есть художественная формула Победы. Вербальный код подвига. Зато крутили сериалы про боевых путан с корочками «Смерша», снятые людьми, явно не прочитавшими про войну ни одной книжки. Я думаю, давно пора создать при Минкульте «Центр исторической экспертизы», без отзыва которого сценарии о нашем прошлом в производство просто не запускались бы, особенно если они снимаются за казенный счет.

— Еще один спорный момент — современная литература о войне и ее визионерство.

— Мы живем в свободной стране. Запретить писателям визионерство и придумывание параллельной истории невозможно и не нужно, а регулировать графоманию — вообще бессмысленно. Само отсохнет и отвалится. Другое дело: не надо за счет премиальных фондов, наполняемых государством, раскручивать и навязывать читателям откровенно беспомощные тексты вроде «саги» о Зулейхе.

— Вот кому досталось по полной...

— И не зря. История, кстати, загадочная. Задумаемся: могла начинающая писательница Гузель Яхина, не владея литературным ремеслом, сочинить графоманский текст о «страданиях татарского народа под пятой тоталитаризма» в жанре «антисоветского фэнтези»? Отвечу: могла. Могло жюри присудить ей «Большую книгу»? Вполне. Эта премия просто обожает подобного рода «духоопускающие» тексты. Далее: мог Институт перевода за казенные деньги выпустить «Зулейху» в десятке стран и открыть мировому сообществу глаза на еще одно злодеяние российского монстра? Мог, хотя раньше этим занимался Сорос. Могли продюсеры потратить кучу опять же казенных денег на экранизацию? Могли. И не такое экранизировали. Но показать этот русофобский «микс» накануне юбилея Победы, вызвав в обществе волну негодования, не могли! Однако показали. Зачем? А вот это самый интересный вопрос...

— Может ли появиться новый литературный и кинематографический канон — «Зулейха» и «Диверсант» вместо Бондарева, Васильева, Калатозова? Такое возможно?

— Думаю, если эти беспомощные, как правило, тексты не будут целенаправленно, причем за казенный счет, навязываться читателям, а шедевры настоящей военной литературы не будут столь же целенаправленно замалчиваться, все встанет на свои места. Тому же Фонду кино, во многом виноватому в резком падении уровня отечественных лент, неплохо было бы составить и осуществить программу создания лент по неэкранизированной фронтовой классике — к 80-летию Победы. Историческая романистика всегда была популярна, а интерес к прошлому своего народа неизбывен. Впрочем, писателей, способных на вербальном уровне реконструировать минувшее, всегда было мало. Во-первых, надо изучить и понять избранную эпоху, а это — годы работы. Нынешний автор торопится: уже объявлен новый сезон «Большой книги»! Во-вторых, надо обладать художественным даром, а это вообще редкость. Конечно, любопытно наблюдать за тем, насколько с помощью пиар-технологий можно раскрутить автора, лишенного всяких способностей. Но куда потом девать этого «классика», не умеющего писать по-русски?

— Возможно ли сегодня объединить людей вокруг какой-то общей позитивной повестки или мы слишком атомизированы?

— Атомизация, как справедливо заметил Александр Панарин, — это один из признаков гедонистического общества. Но конца истории не видно, и после расслабления всегда наступает консолидация, вечных каникул не бывает. Атомизированные социумы, не сумевшие в ответ на вызов времени сплотиться в монолитные коллективы, попросту исчезают. Повестка? Она всегда одинаковая: настоящее становится прошлым само собой, повинуясь ходу времени. Для того, чтобы превратить настоящее в будущее, требуются колоссальные усилия и продуманные планы. У нас же с четко сформулированной футурологической целью просто беда. Не патриотизм, а именно образ будущего — сердцевина государственной идеологии, которой у нас с вами принципиально нет.

Материал опубликован в № 5 газеты «Культура» от 28 мая 2020 года в рамках темы номера «Назад в будущее: кто и почему переписывает историю?»


Аргументы и Факты

Юрий Поляков: Русскость определяется не происхождением, а мироощущением
25 июля 2020, 9:13

— Юрий Михайлович, недавно у вас вышли новые книги. Период самоизоляции прошёл плодотворно?

— Да, это были три месяца сосредоточения, замыслов и набросков. Сейчас изданы мои рассказы о писательстве «Селфи с музой» — весёлые мемуары об изнанке творчества. Появился сборник «Зачем вы, мастера культуры?», куда вошли мои статьи и эссе о литературе и искусстве, написанные за тридцать с лишком лет. Думаю, удивит читателей и книга «Времена жизни» — стихотворное избранное почти за полвека, но там есть новые и никогда не печатавшиеся вещи, например цикл эротических стихов и моя политическая сатира. Ушёл в печать трёхтомник моих интервью с 1986 по 2020 г.

— А ещё вышла расширенная версия книги «Желание быть русским». Почему вы решили её обновить?

— Моё эссе «Желание быть русским», увидевшее свет два года назад, — из тех книг, которые дописывают всю жизнь. Я острее ощутил важность поднятой темы, когда недавно услышал, как президент Путин, рассуждая о территориальных потерях России в результате распада СССР, высказал мысли, очень близкие к тем, что я сформулировал в «Желании…» Такая перекличка понятна, ведь наша литература часто прокладывала путь политической мысли. Вот почему и цари, и вожди всегда внимательно следили за словесностью, особенно за публицистикой. Не мог я не среагировать и на споры вокруг «национальных» поправок в Конституцию.

— Считается, что сегодня вопрос этнического самоопределения занимает очень малое количество людей…

— Это глубокое заблуждение. По моим наблюдениям, мы как раз вступили в пору обострения расового и национального самоопределения. Посмотрите, что делается в Америке! Если этничность не имеет значения, то почему «разошлись» Чехия и Словакия? Зачем Каталония рвётся из Испании, а Шотландия — из Великобритании, которая сама сбежала из Евросоюза? А бешеная украинизация и сопротивление русского мира в Донбассе? Если вы думаете, что в России центробежные силы, запущенные революцией, усиленные политикой «коренизации» 1920-х и «парадом суверенитетов» 1990-х, «рассосались», то глубоко ошибаетесь. Именно по этой причине записанная, пусть косвенно, в Конституции роль государствообразующего русского народа будет лишь возрастать. В противном случае нас ждёт судьба СССР. Не понимать этого — вести страну к развалу.

— Сегодня, в век толерантности, не модно говорить о том, кто ты по национальности. К чему приведёт эта «мода»?

— Толерантность — это всего лишь деликатность, а не слепота. Можно не заметить, что в Турции христианскую святыню — Софию — снова сделали мечетью. А если это только начало серьёзной ошибки цивилизаций? Думаю, целенаправленное отучение людей от этнического самосознания, включая изъятие графы «национальность» из паспорта, — это примерно то же самое, что борьба с гендерной реальностью, пропаганда отклонений, замена пап и мам на «литерных родителей». Природу или Божий замысел (это как кому нравится) победить нельзя, можно только приблизить крах запутавшейся в нелепостях цивилизации. А этническое самосознание, вмещающее в себя историю, культуру, обычаи, веру своего народа, — важная часть нашего внутреннего мира. Иногда оно доминирует, иногда уступает первенство общегражданским чувствам, но у нормального человека никогда не исчезает.

— Чтобы быть по-настоящему русским, достаточно родиться в России от русских мамы-папы?

— Конечно, генетику никто не отменял, но, по-моему, русскость определяется не происхождением, не кровью, а мироощущением, приверженностью Отечеству. Грубо говоря, искренний патриот нашей исторической, большой России (не путать с расплодившимися ныне «бюджетными патриотами») для меня и есть русский. Среди главных наших черт — уживчивость, переимчивость, это уходит корнями в соседскую общину, характерную для восточных славян. К примеру, пришли мы на Кавказ и стали носить папахи. А вы хоть раз видели грузина в косоворотке? Именно поэтому русским удалось сплотить огромную державу. Но у этой «всеотзывчивости» есть обратная сторона: лишившись государственных скреп, в той же эмиграции, русские очень быстро ассимилируются. Мы так исторически сформировались, что не можем сохраниться как народ без государства. А власть при всех режимах эту слабость русских чувствовала и эксплуатировала. Наш огромный недостаток — мы не умеем системно спрашивать с власти соблюдения наших интересов, терпим, терпим, а потом вдруг выпрягаемся из бронированного державного воза. И начинается смута…

— В одной из книг вы ставите вопрос: той ли дорогой идёт наша культура?

— Боюсь, что не той… Настоящее искусство — это служение и колоссальный труд, а не гедонистическая самозанятость. Меня беспокоит небывалое «ографоманивание» литературы. Самовыражение? Чушь! В искусстве можно выразиться только через мастерство. Другого способа нет. Меня тревожит разрушение русского высокопрофессионального традиционного театра и замена его многофункциональными полулюбительскими площадками. Как можно одной рукой вставлять «традиционные ценности» в Конституцию, а другой — разрушать эти же самые ценности в реальном культурном пространстве? Кстати, моя книга «Зачем вы, мастера культуры?» открывается большой статьёй «Мельпомена поверженная», где я анализирую странности государственной культурной политики, категорически не соответствующей тем вызовам, которые брошены стране.

— Насколько я знаю, вы сейчас пишете книгу о своём детстве. Многие сегодня вспоминают, какое было счастливое советское детство. А счастливое оно было, потому что детство или потому что советское?

— Да, в самоизоляции я взялся за новую вещь — «Книга о советском детстве». Это цикл рассказов и повестей. Увы, у нас появилась недобрая мода писать фэнтези о «страшном тоталитарном» детстве, где школа — это конвейер обезличивания, пионерский лагерь — ГУЛАГ, а во дворе в детских играх лютует антисемитизм. Любопытно, что именно такие книжки получают литературные премии и за казённый счёт издаются за рубежом с помощью странной организации «Институт перевода». Один автор дописался до того, что в советском пионерском лагере бесчинствуют вампиры, а возглавляет их старый коммунист, участник Гражданской войны. Ладно бы это был чёрный юмор, так нет — мрачное занудство всерьёз.
Я не скрываю, что люблю своё детство и бережно реконструирую то время, как сделал это в романе «Весёлая жизнь», где речь идёт о моей молодости. Но я и не приукрашиваю минувшее, изображая потерянный рай. Впрочем, эти две крайности — наша литературная традиция. Сравните «Детство» и «В людях» Максима Горького с «Летом Господним» и «Богомольем» Ивана Шмелёва. А ведь Горький и Шмелёв почти ровесники, описывают одни и те же годы, одну и ту же социальную среду. Но интонация, оценки, человеческие типы — всё разное до противоположности. Почему? Может, потому что Горький прозу о детстве писал ещё до революции, изнутри, по канону критического реализма, а Шмелёв — через полвека, в эмиграции, осознав невозвратимость утрат… Моя книга, видимо, всё-таки ближе к шмелёвскому ностальгическому реализму…
ИсточникАргументы и Факты


Писатель Юрий Поляков: Когда было больше секса - в СССР или сейчас
На этот раз знаменитый прозаик написал «Веселую жизнь, Или секс в СССР» - новый «хулиганский», по его собственному признанию, роман
Александр ГАМОВЛюбовь МОИСЕЕВА
Юрий Поляков - в редакции «Комсомолки»: - Эротики в искусстве много не бывает! Фото: Евгения ГУСЕВА


Уже самим провокационным заглавием своей новой книги писатель и драматург пытается настроить нас на нешаблонный взгляд на эпоху, которая, усилиями пропаганды последних 30 лет представляется не иначе, как царство тьмы, отсталости, тоски, деспотизма, беспросветности и «прочих жутей» советского периода нашей истории. И это - тот самый и именно Поляков - один из наиболее ярких, злых и бескомпромиссных обличителей «свинцовых мерзостей» советской жизни. Заметьте - он и прежде-то выхватывал их с точностью снайпера. И вот теперь - выстрел в еще одну мишень, и, естественно, что радио «Комсомольская правда» никак не могло не поинтересоваться результатами этого выстрела.

Когда было больше секса - в СССР или сейчас?

- Юрий, вот вы вдруг решили написать про секс в СССР. А что, разве он был?

- Был. О чем и написан этот роман.

- Что-то с трудом верится, если опираться на знаменитое высказывание одной нашей соотечественницы, которая громко, честно и очень уверенно сказала, что нет в СССР секса.

- Я помню тот телемост с США, я был в студии среди участников. Как раз незадолго до этого я вернулся из поездки по Америке. И должен восстановить справедливость: цитируя высказывание той в одночасье прославившейся советской труженицы, почему-то вырывают фразу из контекста. А она сказала, что в СССР нет секса, у нас есть любовь. Но окончание фразы потонуло в смехе и в комментариях ведшего телемост Познера.
По большому счету дама-то была права! Действительно, в Советском Союзе, грубо говоря, не было ни стриптиза, ни сексуальной журнальной индустрии, ни порнографического кино… Наоборот, советские фильмы и романы были весьма целомудренны. Тем не менее, дети рождались. Даже больше, чем сейчас. При советской власти демографическая динамика у нас была восходящая. А все 90-е была нисходящая, и в нулевые была нисходящая. Только вот сейчас положение начало чуть-чуть выравниваться.
Речь не о серьезном росте, но хотя бы нет этого чудовищного демографического провала. Поэтому, может быть, секса-то в СССР и не было, но любовь с детородными последствиями была.
Один из крутых во времена Андропова кадр с обнаженкой мы увидели в фильме «Искатель приключений» («Таллинфильм»,1983 г.). В этой эротической сцене снялись Вийре Вальдма (она слева) и Тыну Карк. Фото: Кадр из фильма

А почему вы взяли в своем романе сексуальные истории именно той короткой эпохи, когда Генеральным Секретарем ЦК КПСС после кончины Брежнева стал глава спецслужб Андропов?


Давайте не будем обманывать читателя: на самом деле этот роман, конечно, не про секс…- Не разочаровывайте читателей.

- Наоборот, хочу заинтересовать. Мой герой оказался вовлечен в очень сложную культурно-политическую интригу именно андроповских времен. События происходят осенью 1983 года, вскоре после того, как был сбит боинг-шпион над территорией СССР. Но у моего героя и других персонажей есть семейная, личная и интимная жизнь, о которой я с удовольствием рассказываю. А как иначе? Когда я садился за этот роман, мне хотелось показать, какая на самом деле та эпоха, которую ныне принято именовать «застоем». Когда мне сегодня начинают рассказывать, что в ту пору все жили, не поднимая головы, боялись лишнего слова, страшились высказать к девушке симпатию… Это в Америке сейчас боятся подать женщине пальто - уволят за сексизм. А мы этого не боялись…
Творческую жизнь представляют, как болото, подернутое ряской, из которой изредка опасливо выглядывала какая-то литературная лягушка и тут же пряталась… Вранье, придуманное нынешними «лауреатами», которых тогда не печатали чаще всего ввиду очевидной бездарности. А в реальности это была абсолютно полноценная литературная жизнь. Если говорить шире: нравы царили раблезианские, девушки были гораздо бескорыстнее, а мужчине совсем не надо было иметь гараж мерседесов для того, чтобы влюбить в себя юную актрису.
Мой новый роман можно было бы назвать «В поисках утраченного времени». Но Пруст, подлец, в переводе Любимова опередил. Я восстанавливаю минувшую эпоху скрупулезно, по дням, даже по часам, причем, внимательный читатель убедится, что даже газетные заголовки, которые пробегают глазами мои персонажи, реальны. Многие обстоятельства я сверял с документами, за исключением, разумеется, постельных сцен.

- Мы пролетели эти главы галопом, наслаждаясь каждой строчкой. Действительно, это читается очень легко, быстро, весело и интересно.

- Спасибо. Но я не идеализирую позднюю советскую эпоху, там было полно недостатков, имелась и так называемая двойная мораль, и диктат идеологии. Но не больше, чем сейчас. А, может быть, даже в чем-то и меньше. По крайней мере, тогдашние журналисты были внешне ограничены, но внутренне свободны. Теперь наоборот. Мы знали правила игры и не всегда соблюдали. Сегодня их нарушение влечет более серьезные последствия, чем тогда.

- Вам не кажется, что просто нынче в обществе идет более резкое идеологическое размежевание? И не столько по линии государственности, сколько по линии человеческих взаимоотношений. Наш – не наш, свой – чужой, рукопожатный – не рукопожатный.

- Согласен. Наше общество расколото вдоль и поперек, а трещины доходят уже до кипящей магмы. Я показываю в романе борьбу в литературе почвенников и западников, но она все-таки носила тогда домашний характер. Это была такая, знаете, дружба-вражда. Сегодня борются с оппонентами «на вычеркивание». Писатели одного лагеря относятся с коллегам из другого стана, как бандеровцы к «ватникам».
В СССР жизнь была стабильной: комсомольцы и партии не изменяли, и сексом регулярно занимались... Кадр из фильма «ЧП районного масштаба» («Ленфильм», 1988 г.), снятого по повести Полякова. В роли любвеобильного комсомольского вожака Игорь Бочкин.

Остановитесь на «Андроповке»! Зачем вам шмон в пивбаре?
- В романе точно указан год, в который происходит действие – осень 1983-го.


- Еще точнее: с 28 сентября по 5 октября включительно. Андропов уже заболел, за месяц до этого сбили корейский «Боинг» (пассажирский самолет, принадлежавший Южной Корее, нарушил воздушную границу СССР, на требования пограничников не отвечал и был сбит советскими ракетами – Л. М. и А. Г.) и началось обострение политического противостояния в мире. Рейган обозвал нас «империей зла». Разрядка закончилась. В общем, именно тогда началось серьезное наступление на Советский Союз, включая «звездные войны» и искусственный обвал цен на нефть, которые подорвали нашу экономику, во многом предопределив крах советского проекта, имевшего, по-моему, перспективу.

- Это был период какого-то тяжелого ожидания. Люди СССР хотели перемен.

- А они и сейчас хотят перемен. От Путина. Тогда ждали их от Андропова. Но что он успел сделать? Ничего. Только сказал нам, что мы не знаем общества, в котором живем. Еще он дал народу дешевую водку «Андроповку». А потом устроил облавы на прогульщиков. Сцена «шмона» в пивном баре имеется в моем романе.

- Юрий, а вы можете ее переписать, пока роман не издан?

- Что у меня не так ?

- Дело в том, что сын Андропова Игорь в интервью нам рассказывал, что он сам у отца спрашивал, мол, зачем эти облавы? И Юрий Владимирович говорил, что не давал таких указаний. Исполнители неправильно его поняли.

- Возможно. Но в романе жизнь показана через восприятие моего героя, 30-летнего советского человека, не допущенного к тайнам власти. Он живет той мифологией, которой живет все общество, а оно считало: это Андропов затягивает гайки и правильно делает. Люди же не знали, что замыслы Андропова неправильно поняли или исказили. У нас так принято.
Сегодня считают, что все идет от Путина... Впрочем, уверен, что многие вещи сегодня делаются точно так же, как те андроповские облавы: не так поняли, перепутали, перестарались… Кстати говоря, у меня в основе сюжета лежит как раз неправильно понятая позиция генсека.

- В смысле, вы придумали, что его не так поняли?

- Нет, я взял за основу реальную историю, произошедшую с замечательным русским писателем Владимиром Алексеевичем Солоухиным, кстати, незаслуженно и старательно ныне забытым. Помимо того, что его проза является эталоном русского языка и одной из вершин нашей литературы второй половины ХХ века, он прожил интересную жизнь. В частности, служил в Кремлевском полку. По легенде, именно возле будущего писателя остановился Черчилль (Уинстон Черчилль – премьер-министр Великобритании времен второй мировой войны. – Л.М. и А.Г.), проходя вдоль строя, встал и долго вглядывался в вызывающе русское лицо Солоухина. Довлатов Черчиллю на глаза тогда как-то не попался.
Так вот, Солоухина в 1983 году пытались исключить из партии за дерзкие рассказы. Я был очевидцем той попытки и решил записать для истории небольшой «мемуар», однако он вырос в роман с большой долей вымысла, поэтому пришлось заменять реальные имена на вымышленные: Солоухин стал Ковригиным. Кстати, среди «крамольных» рассказов был и такой, где писатель якобы учит Андропова, как реформировать страну. Говорят, генсек очень рассердился, и «помощники» бросились наказывать дерзкого писателя. Чем все закончилось, узнаете, прочитав роман. Но при всем гротеске моей «хроники тех еще лет», в ней мало придуманного. Я строго следил за соответствием реалий и, кстати, едва не пропустил, в самый последний момент ляп.

- Что за ляп, если не секрет?

- Влюбленная медсестра в доме творчества Переделкино напевает песню Аллы Пугачевой «Паромщик». И вдруг, в десятый раз читая этот кусок, я подумал: а когда «Паромщик»-то был впервые исполнен? Оп-па, оказывается, мой покойный товарищ Коля Зиновьев написал эти стихи в 1985 году! Пришлось срочно менять мелодию.

- И что она поет в итоге?

- «Мы с тобой два берега у одной реки». Песня, правда, тоже из другого, но – более раннего времени. И главное – слова по существу.

«Вижу по рэпу - культура улетучивается…»

- И все-таки, дорогие мои собеседники, Люба и Саша, сказать, что это мемуары – нельзя. Это полноценный сюжетный роман, со всеми необходимыми центральными, боковыми линиями, интригой, социальной, любовной и семейной темами. Просто он основывается на реальных обстоятельствах, а прототипы зашифрованы, факты перемежаются с вымыслом.

- Но некоторые прототипы легко узнаваемы, как, например, поэт с абхазской фамилией…И, надо сказать, что некоторые кумиры будут немножечко не то что развенчаны, но предстанут перед читателями в неожиданном свете …

- Ну, что делать! Вокруг кумиров всегда создаются мифы. Если кому-то хочется этот миф продолжать – ради бога. Но я реалист и пишу то, что знаю и помню. И еще раз подчеркиваю: это не мемуары, а художественное произведение, совпадения возможны, но не обязательны.

- У вас к каждой главе придан стихотворный эпиграф. Вот в седьмой главе такое четверостишие:

Вчера у знакомых на видео
Порнухи навиделся всласть.
За что же ты нас так обидела,
Рабоче-крестьянская власть?

Его можно было бы поставить ко всей книге. Вы эти стихи где откопали? Из собственного опыта знаем, что в печатные издания всегда пачками шлют рифмованные опусы.

- Это правда. Более того, у каждого поэта-классика, даже лауреата премии Ленинского комсомола, имелись в столе озорные до неприличия стихи. В той или иной степени антисоветские сочинения тоже там хранились. Мало кто зарывал их под дачным кустом, как Нагибин. Такие тексты не печатались, но они широко ходили по рукам. Когда я работал в газете «Московский литератор» с 1979 по 1986 год (в романе это «Стопис» - «Столичный писатель») к нам однажды пришла безымянная рукопись стихов – ни адреса, ничего. Но вещи оказались настолько лихими, что мы друг другу их читали, а редакционного работника трудно чем-то удивить. Прошло много лет, и я попытался вспомнить тексты анонима:
Нет в прошлое возврата,
Нет на башке волос.
Теперь зовем развратом,
Что юностью звалось…
Журналист Любовь Моисеева, писатель Юрий Поляков и корреспондент Александр ГамовФото: Евгения ГУСЕВА

- Хулиганские какие-то стишки… Несолидно для классика.

- Так и весь роман хулиганский. Я же описываю молодых писателей, а они всегда дерзкие и ненормативные. Или вы хотите, чтобы я, 64-летний ветеран литературного цеха, который чудом успел проскочить пресловутую пенсионную реформу, делегировал моему молодому герою свою усталость от жизни? Нет, наоборот, я из последних сил старался увидеть мир его хулиганскими глазами.
Но у писателей моего поколение озорство сочеталось с серьезным отношением к слову, к профессии. Ныне массовая поэтическая культура утрачивается. Рэп, за редким исключением, – это, извините, какое-то малограмотное бормотание – иногда даже в рифму. Возможно, в сочетании с ритмическим трансом, с обаянием исполнителя это как-то и прокатывает, но к поэзии не имеет никакого отношения. Надо поднимать читателя к высотам поэтической культуры, а не опускаться в умственные сумерки недоучек. Поверьте, мои молодые читатели, лет через пять-десять вы сами изумитесь, что относились к рэпу всерьез.

«Почему мой герой - верный муж?»

- Получается забавное совпадение. Сейчас вы написали примерно о тех же временах, о которых написаны ваши первые повести, но совершенно по-другому. Время ушло, вино отстоялось, муть ушла? Взгляд изменился?

- Конечно, изменился. Свои первые вещи я писал изнутри той эпохи, хотя мой «гротескный реализм» проявился уже тогда в «Апофегее» и «Парижской любви Кости Гуманкова». «Козленок в молоке», написанный в 1994-95 годах, выходил за рамки поздней советской эпохи. Меня часто спрашивали, будет ли продолжение «Козленка в молоке»? И я всегда говорил: нет, я сказал о той среде и о том времени все, что хотел. И я ошибся. Потому что в известной степени «Веселая жизнь» - это «Козленок в молоке»-2. Время и среда примерно те же самые. Некоторые прототипы повторяются. Но я сам изменился, другим стал и мой взгляд на эпоху.

- Помягчел, кажется…

- Стал более объемным. То, что тогда казалось несуразностями, на самом деле оказалось предвестниками очень серьезных социальных и нравственных сдвигов. Когда мое небольшое эссе начало разрастаться в роман, я пытался остановиться… Но внутренний голос говорил: ты должен договорить что-то важное… А я всегда к себе прислушиваюсь. Привык к тому, что внутренний императив, связанный с какой-то темой, меня никогда не обманывал.

- Теперь понятно, почему у Полякова в самом конце перечислены в хронологическом порядке все его произведения… как будто оглавление какое-то… Это оглавление жизни Полякова.

- Вот чем мне нравятся талантливые журналисты и талантливые литературоведы? Они всегда припишут литератору то, чего он и не собирался делать. Один литературовед написал огромную статью о том, что Пушкин-де перед смертью стал писать совершенно по-новому. Оказалось, в академический том Пушкина по ошибке заверстали малоизвестные стихи Баратынского. Так вот и мне заодно с версткой прислали содержание моего 12-томного собрания сочинений, которое выпускает сейчас издательство АСТ. Три тома уже вышли.
А еще мне хотели прислать верстку сборника интервью, который называется «Долой правдобоязнь!». Он создан в соавторстве с двумя талантливыми журналистами – Любовью Моисеевой и Александром Гамовым. Сборник скоро выйдет в издательстве «Книжный мир»... Вы-то хоть помните, что первый раз брали у меня интервью про «Козленка в молоке» в декабре 1995-го года?

- Вы еще тогда трубку курили. Кстати, от руки писали тогда…

- Нет, я уже компьютер возил с собой… А последним интервью в сборнике будет как раз то, что я вам сейчас даю, а вы - берете…

- Но вернемся к «Веселой жизни».

- Есть у меня опасение, что читатель, особенно молодой, решит, что мы в то время беспробудно пьянствовали…

- И любовью занимались направо и налево…

- Нет, герой у меня жене так и не изменяет на протяжении всего романа…

- Это потому, что ваша жена Наталья прочитывает все еще в рукописи?

- Жены писателей относятся к нашим произведениям, как прокуроры к следственным делам, не имеющим срока давности. Поэтому, даже описывая далекую молодость, приходится соблюдаться. Но рукописей моя жена давно уже не читает. Зачем заранее расстраиваться?
* * *

- Следует добавить, что, как всегда, текст щедро усыпан афоризмами, которые запоминаются с лету… Когда читатели смогут увидеть роман на прилавках?


- Думаю, он выйдет в издательстве АСТ, с которым я сотрудничаю много лет, в начале апреля. И еще он будет фрагментами печататься в журнале
«Москва», в трех номерах, начиная с мартовского

КСТАТИ
«Ну, никак не удается противостоять ТВ-бедламу»
- Юрий, давайте вернемся опять к сексуальным проблемам…


- Слава Богу, у моих молодых героев сексуальных проблем не было.

- Зато была возможность, когда люди здравомыслящие, талантливые, могли попасться на такой ерунде, как провоз печатной продукции - так сказать, эротического содержания, которой сегодня – пожалуйста, иди, бери.

- Ну да. Но у нас тогда было достаточно пуританское общество.

- Это лучше или хуже?

- Это не лучше и не хуже. Это надо рассматривать в историческом контексте. Вот начинают ругать то время за пуританство, за моральное ханжество, но забывают, что советская власть впала в воинствующее целомудрие после того, как в 20-е годы в стране царил чудовищный разврат, декамерон отдыхает. Комсомольцам на полном серьезе бесплатно раздавали знаменитую половую азбуку Меркулова, где каждая буква составлялась из двух-трех совокупляющихся голых тел. Считалось, буржуазный ханжеский брак с его верностью, моралью, венчанием надо взорвать, отбросить. Да здравствует свободная любовь! Чем кончилось? Кошмаром. Лютой безотцовщиной, матерями-одиночками, которые не могли поднять детей, беспризорниками, переполненными детскими домами и пандемией венерических заболеваний. Стало понятно, что социализм социализмом, а семья семьей. Государство, даже рабоче-крестьянское, обязано семью и половую мораль поддерживать. А если сама власть предлагает перешагнуть через любые табу, которые, кстати, человечество вырабатывало тысячелетиями, будет сексуальный бедлам. Все повторяется.

- Сейчас нам удается противостоять этому бедламу?

- Конечно, того беспредела, который царил в 90-е, сейчас нет, он ушел куда-то в подполье…

- Ну, какое подполье? Посмотрите телепередачи, которые идут в прайм-тайм… где ищут по ДНК отца ребенка по всей деревне…

- Ну, хоть отца ищут… Хотя бы на Ленинградке теперь не стоят до самого Шереметьева шеренги проституток. Видимо, начальству стало неловко в аэропорт ездить. А то, что блуд и его последствия – одна из любимых тем отечественного телевидения – с этим не поспоришь. Но ведь «телебароны», считающие нас с вами «телебаранами», как рассуждают? Пипл хавает. Рейтинг скачет. И это главное. Я всегда спрашиваю телевизионщиков: зачем вам этот рейтинг? Они: а как же, нам надо зарабатывать деньги. А зачем, говорю, вам надо зарабатывать деньги? Вы что, их в детские дома отдаете, в хосписы? Нет, говорят, мы развиваем телевидение и платим себе хорошие зарплаты. И тут у меня вопрос: почему же общество должно страдать от ваших хороших зарплат, объясните, пожалуйста? Понятно, что вниз человека тянуть легче, чем поднимать вверх… Если бы каждому россиянину, не довольному нашим телевещанием, разрешили бросить в Останкино по камешку, башню до макушки засыпали бы…

- Юрий, чему вы хотите нас научить своим романом?

- Боже упаси, я никого ничему не учу! Я просто рассказал, какая была та, прошлая жизнь на самом деле. Она была веселая, озорная, молодая. Но было в ней много дурацкого и безнадежно устаревшего. Я не скрываю, например, осточертевших всем очередей, охоты за дефицитами… Мой герой все время вспоминает: «А вот за этим свитером моя жена полдня стояла в ГУМе…» У обычных советских людей каждая хорошая вещь имела свою историю: знакомые привезли из-за границы, достали по блату, на работе предложили, потому что кому-то не подошло по размеру…

- Да, это точно примета времени нашей юности.

- Негатив есть в любой жизни, так же, как и позитив. Мне кажется, мой новый роман увлечет тех, кого вообще интересует советская эпоха. Не думаю, что он перевернет чье-то сознание, но рассчитываю, что молодых людей, которые выросли на ельцинском агрессивном агитпропе, полностью очернявшем советские времена, моя книга заставит вдумчиво сравнить прошлое с настоящим ради будущего…
ИСТОЧНИК KP.RU


Юрий Поляков: «Курс Путина спас страну, в Казани это лучше понимают, чем в Москве»
26 Июля 2020


Известный писатель о поддержке обнуления сроков, эффективном Мединском, русских «как этническом эфире» и «беспомощной» книге про «Зулейху»
У либеральной «сплотки» есть набор истерик, их закатывают, когда впросак попадают свои, как в случае с режиссером Серебренниковым. Но цеховая солидарность вокруг него — вопрос не принципа, а прибыли. Так считает писатель Юрий Поляков. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, что за ошибку совершает власть, опираясь на «бюджетных патриотов», почему Бояков и Прилепин не управленцы, а приспособленцы и как в российском обществе усугубляется раскол.

«У ФЕМИДЫ, ДУМАЮ, ПОВЯЗКА НА ГЛАЗАХ В ЭТОТ МОМЕНТ СТАЛА МОКРОЙ ОТ СЛЕЗ БЕССИЛИЯ»

— Юрий Михайлович, недавно произошло событие, которое вновь заставило задуматься об особенностях взаимоотношений деятелей культуры и Российского государства. Был оглашен приговор по резонансному делу «Седьмой студии», фигуранты которого получили условные сроки. Какова была ваша реакция? Как можно было людей признать виновными в хищении 100 с лишним миллионов рублей и всех отпустить?

— А что вас удивляет? У нас есть люди, укравшие куда больше и оставшиеся без наказания вообще. Помню, один сенатор, хапнувший астрономическую сумму, отсиделся за границей, дождался окончания срока давности, прилетел в Москву и гордо явился на заседание палаты. У Фемиды, думаю, повязка на глазах в этот момент стала мокрой от слез бессилия. Даже поговорка у нас появилась: украдешь мешок картошки — получишь срок, украдешь миллиард — получишь мандат. Я вообще удивлен, что дело дошло до суда. Сколько было скандалов с нецелевым расходованием бюджетных средств в зрелищных организациях!  И что? Ничего. Пожурили с отеческой улыбкой: «Мол, иди и не греши впредь!» А тут хоть условное, но все-таки наказание.  К тому же фигурантам и посидеть пришлось. А это не дай бог никому. Я чужой беде никогда не радуюсь…

— О невиновности Кирилла Серебренникова и его коллег говорили практически все руководители крупных театров федерального подчинения за редким исключением, например худруков МХТ им. Чехова и Малого театра Сергея Женовача и Юрия Соломина. А может быть, те, от кого зависел окончательный вердикт, испугались, что поднялась практически вся артистическая тусовка, которая могла устроить митинг протеста у здания суда во время голосования по конституционным поправкам? Какова, на ваш взгляд, была роль общественного давления в исходе дела?

—  Женовач и Соломин живут в замках из мамонтовой кости. До них, видимо, не долетают крики с улицы. Ну, а шумную манифестацию у здания суда в день объявления приговора все-таки устроили. Либеральный Привоз у нас организовать умеют. Во времена моей советской юности так страстно протестовали, кажется, только против судилища над «черной пантерой» Анджелой Дэвис. Давление на власть, конечно, было. Во-первых, потому что у нашей либеральной «сплотки», как говаривал неуклюжий языкотворец Солженицын, есть набор отработанных истерик, их закатывают, когда впросак попадают свои. Что-то вроде защитного выхлопа скунса. Во-вторых, как тут не вспомнить слова Горбункова-Никулина из «Бриллиантовой руки»: «На его месте должен был быть я!» Подозреваю, слишком многие коллеги Серебренникова позволяли себе в финансово-хозяйственной деятельности подобные шалости. В данном случае мы имеем солидарность пушистых рылец. Хотя подключились и бессребреники, те, кто почему-то убежден в неприкасаемости определенной категории граждан. Увы, примеры известны, и дает их нам сама власть…

«ВЛАСТЬ ОТ СЕРЕБРЕННИКОВА ЖЕЛАЕМОГО НЕ ПОЛУЧИЛА»

— Почему во время этого процесса проявилась такая серьезная цеховая солидарность? Не потому ли, что руководитель «Гоголь-центра» — модный режиссер, художественный авторитет, создавший новый театр, или он символ классовой борьбы? Вы, например, в одном из своих интервью говорили об избирательном подходе к такого рода ситуациям. Мол, заступаются только за тех, кто принадлежит к либеральному лагерю, и в этом проявляются двойные стандарты.

 — Ну с созданием «нового театра» это вы погорячились, по-моему. Если к нафталину добавить стирального порошка «Свежесть», тоже получим нечто новое. А дальше что с этим делать? Стирать моль? У меня спектакли Серебренникова с самого начала вызывали тоскливое удивление, переходящее в скуку. Я человек традиционный, и новизна ради новизны мне неинтересна. Но для кого-то он, вы правы, авторитет, фигура символическая: новатор, защитник новой половой морали, оппонент Кремля, получивший от того же Кремля в подарок Академический московский театр под свои эксперименты. Серебренников, думаю, для российского либерала — пример идеальной схемы: оппозиция на щедром госбюджете. Просим, берем, но не отдаемся. И на эту идеальную схему власть вдруг подняла руку. Как тут не поднять шум? Это вопрос не принципа, а прибыли. Цеховая солидарность тут ни при чем. Это солидарность «цеховиков».
Напомню вам совсем другую историю. Создательница и руководительница знаменитого театра «Модерн», тоже между прочим новатор, народная артистка Светлана Врагова покритиковала на страницах «Литературной газеты», которую я тогда редактировал, крупного московского чиновника Печатникова, отвечавшего в ту пору за культуру, хотя по образованию он фармацевт вроде бы. Враговой пришили финансовые нарушения и выгнали из созданного ею театра. Казалось бы, народная артистка тоже пострадала из-за конфликта с властью. Но это не тот конфликт, какой надо конфликт. И горластое либеральное сообщество промолчало в тряпочку. Врагова выиграла все суды, доказала ложность обвинений. Потом за совсем другие «шалости» убрали из правительства Печатникова. Вернули Враговой театр? Нет. Извинились хотя бы? Нет. Там теперь клипмейкер Грымов свое вино продает. Либералы безмолвствуют, так как Врагова для них чужая, она с Путиным не борется. А зачем дорога, если она не ведет на Болотную площадь?

— Как вы считаете, дело Серебренникова — это все-таки спор хозяйствующих субъектов, история о запутанной личной жизни представителей элиты (режиссеру якобы мстит за какие-то грешки обиженный человек из высокого кабинета) или борьба кремлевских башен (один из ударов силовиков по Медведеву и либералам в Кремле)?
 

— Знаете, меня даже личная жизнь Станиславского и Немировича-Данченко особенно не занимает, а уж копаться в постельном белье Серебренникова… Б-р-р… Мы живем в свободной стране. Но ведь очевидно, что фигуранты процесса подставились, насвинячили, нарушили  закон. Какие хозяйствующие субъекты, не смешите!  Были эти нарушения чем-то небывалым? Не думаю… Вспомните злой ответ Малобродского на критику Боякова: мол, а сам-то ты, Эдик, чем все эти годы занимался? Да и вообще, у нас еще ваучерная приватизация не осуждена на государственном уровне, а большинство олигархов так и не объяснили происхождение своих состояний. И получается правовая нелепость: в лесу, где жируют тираннозавры, упрекают в кровожадности кошку, сожравшую мышь.
Есть ли у всей этой истории политическая подоплека? По-моему, есть. Сами посудите, просто так театр в центре Москвы и щедрое финансирование режиссерам не выделяют. За что? Ну не за любовь же… Власть, могу предположить, учитывая ориентацию Серебренникова (в хорошем смысле) на молодежную среду и субкультуру, что-то хотела получить от него взамен в этой сфере. Молодежное направление у нас прихрамывает. Я бывал на «территориях смыслов». Тяжелое впечатление. И власть от Серебренникова желаемого не получила или получила что-то совершенно обратное ожиданиям. Такие разговоры тоже имеют место. Неблагодарность и вероломство мало кому нравятся. А тут и повод подоспел. Может за этим стоять борьба разнонаправленных групп во власти? Вполне… Такие группы, очень влиятельные, имеются, у них в культуре, прессе есть свои ставленники. Иногда, прижучивая ставленника, борются с покровителем. Я с этим столкнулся, когда редактировал ЛГ. Но все это старо, как и новаторство самого Серебренникова…

«НЕОБЪЯСНИМОЕ НАГЛОЕ БОГАТСТВО ОДНИХ И НЕЗАСЛУЖЕННАЯ БЕДНОСТЬ ДРУГИХ»

— Во времена Ельцина вы были жестким критиком режима в том числе потому, что монополию в культурной политике тогда отдали либералам, которые насаждали прозападные ценности и создавали черный миф об СССР. Теперь говорить про лихие 90-е — официальный тренд. А вас называют прокремлевским пропагандистом, хотя у вас немало претензий и к нынешней ситуации в стране. Что вас не устраивает в действиях власти? Какие нерешенные проблемы вызывают возмущение или, может быть, изумление?
 
— У нас, знаете, называют кремлевским пропагандистом любого, кто спрашивает либералов: «А вы когда власть возьмете, снова ее в Вашингтон на хранение положите?» В Кремле между прочим есть разные башни — и с орлами, и со звездами… Я трижды был доверенным лицом Владимира Путина. Причем совершенно искренне и бескорыстно. Мне это ничего не дало: мои книги и так нарасхват еще с 1980-х, мои пьесы идут на аншлагах по всей стране. В Казани, кстати, не идут, но господину Славутскому вообще, по-моему, не нравится современная русская драматургия. Главным редактором я стал до этого, а ушел из ЛГ, как раз будучи доверенным лицом в третий раз. Богомолов единожды побыл всего-навсего доверенным лицом мэра Собянина и получил, к ужасу зрителей, под свои чудачества театр на Малой Бронной. Любопытно, что никто его пропагандистом Тверской, 13 при этом не называл. Удивительно, но к активистам тусовки вообще ничего не прилипает. Чем уж они там мажутся, не знаю…
Я убежден: именно курс Путина спас страну от развала в начале нового века. Полагаю, в Казани это даже лучше понимают, чем в Москве. Если сравнивать ельцинскую Россию с путинской — это земля и небо. Вспомните пенсионеров, рывшихся в помойках, недоедающую армию, учителей-челноков, нищую культуру, где даже красть было нечего… Ах, реформы иначе не проводят! Тогда и Ленина за военный коммунизм ругать нечего! Но уж так заведено: при жизни с политика спрашивают за то, что он не сделал. За то, что сделал, воздают потом. Иногда в бронзе. Но, как трижды доверенное лицо, должен сознаться: от выборов к выборам диалог с избирателями становился все тяжелее. Ведь у доверенных лиц спрашивают то, что не услышишь по телевизору во время общения президента с народом. Это обратная сторона долгого пребывания у кормила. И больше всего людей раздражает социальный перекос. Необъяснимое наглое богатство одних и незаслуженная бедность других. Ответить на это мне лично нечего. Я тоже не понимаю, как так получается. Посудите сами, денежные премии врачам, героически боровшимся с пандемией, ни в какое сравнение не идут с «бонусами» не самых высокопоставленных сотрудников госкорпораций. Раньше можно было ответить: «При Ельцине врачам и таких премий не давали!»  Да, не давали… Но раньше такой ответ работал, а теперь подобное объяснение не проходит. Это как в 1937 году все валить на царизм. Кризис наступает, когда власть перестает объяснять народу свои действия.

«ОДНО ИЗ ПРОТИВОРЕЧИЙ НАШЕГО ОБЩЕСТВА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО КЛАСС БОГАТЫХ ПОДНЯЛСЯ НА ТРАГЕДИИ РАСПАДА СТРАНЫ»

— Вы много критиковали нашу элиту за то, что свои активы она выводит за рубеж. У вас по этому поводу даже есть статья «Перелетная элита». Вы возмущались тем, что эти люди разбогатели на разграблении и развале страны, ваучеризации, откатах. И только коронавирус заставил обложить налогом вывозимый за границу капитал. Почему нельзя было этого сделать раньше? Или все дело в том, что власть предержащие сами принадлежат к богатой касте с не государственным, а олигархическим мышлением?

— Да, была такая статья. Кстати, являясь главным редактором, напечатать ее в ЛГ я не смог, владельцы воспротивились: слишком острая. Опубликовал в «Свободной прессе» у Сергея Шаргунова. Потом вышла книга «Перелетная элита». Одно из противоречий нашего общества заключается в том, что класс богатых поднялся на трагедии распада страны, утраты суверенитета и обнищания населения, которое просто обманули, кинули. Можно ли с уважением относиться к такой элите и ее «священной собственности»? Сомневаюсь… Тем более в стране, где еще памятно относительное советское равенство. Судите сами, всесильный первый секретарь МГК КПСС Виктор Гришин умер от сердечного приступа, стоя в собесе в очереди на оформление пенсии. Как же без пенсии? А через 25 лет опальный мэр Москвы Юрий Лужков после отставки жил, как король в изгнании. Нет, я не умаляю заслуг Лужкова, отношусь к покойному мэру с уважением, просто хочу обратить ваше внимание на то, как неестественно разбогатели люди власти в новой России. Но мы-то помним, что бывало и по-другому.
Почему власть бездействует? Ну не совсем так, кое-что для «национализации элиты» делается, но мало. Расчет, видимо, на то, что время все сгладит. Так, после окончания Смуты в XVII веке в правящем слое оказалось довольно много людей, получивших титулы и земли с холопами от «воров» Лжедмитриев и поляков. Их так и звали — воровскими боярами. Через пару поколений вроде все забылось… Но, во-первых, не забылось, до Смуты на Руси восстаний вообще против богатых не было. А во-вторых,  мы-то живем сегодня и все видим. Я уверен: чтобы пойти на какие-то серьезные изменения в социальной сфере и обуздание антипатриотичного крупного бизнеса, власть сначала должна дать жесткую правовую и нравственную оценку тому, что произошло в 1990-е. Чтобы, как говорится, впредь неповадно было. Но она этого не делает. Наоборот, открывает Ельцин-центры, увековечивая результаты «великой криминальной революции», как не совсем точно назвал этот период мой покойный друг и соавтор Станислав Говорухин. После публикации в ЛГ статьи «Мумификация позора», резко критиковавшей открытие такого центра в Екатеринбурге, я и перестал быть главным ее редактором.

— По вашим словам, сегодня мы живем практически в кастовом обществе из-за колоссального разрыва между бедными и богатыми, а власть старается не замечать этого перекоса, чреватого социальным взрывом. Неужели власть действительно не понимает данной проблемы и каковы на самом деле опасности протестных  волнений?
 

—  Я думаю, власть все отлично понимает. Но, во-первых, у нас сложилось классовое государство, и во власть теперь идут, чтобы нажиться или сберечь нажитое. Не хочу сказать, что у нас правительство «министров-капиталистов», но то, что оно не правительство «рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции», это уж точно. Есть, конечно, во власти и бескорыстные работники, но я как-то видел на Тверском бульваре тропического попугая. И что? Во-вторых, нельзя сказать, что начальство не занимается социальными проблемами, но делается это по принципу затыкания дыр, чтобы не прорвало. В принципе поменять социально-политическую систему, сложившуюся в 1990-е под гром танковых пушек и в результате тотального предательства верхушки, в нынешних условиях, думаю, невозможно. Движок автомобиля на вираже не перебирают. Нужна контрэлита, а ее нет, за редкими исключениями. Необходимы влиятельные общественные организации, а их нет. Казалось бы, при такой социальной напряженности главной организацией у нас должны быть профсоюзы. Я не шучу! У меня в комедии «Женщины без границ» один персонаж, который не ложился в постель с женой несколько лет, вопрошает: «Куда смотрят профсоюзы?! Они у нас есть?» Ему отвечают: «Есть. Но они такие же, какой ты муж!» Где бы ни играли пьесу, в этом месте зал заходится от хохота. Значит, попал.
Да, двойное гражданство и счета за рубежом чиновникам и депутатам иметь вроде бы запретили. 25 лет к этому шли! Ура… Но, заметьте, поправку о том, что природные ресурсы должны принадлежать народу, в Конституцию не внесли, а могли бы…

«НЕ ЗАМЕЧАТЬ, ЧТО У САМОГО БОЛЬШОГО НАРОДА СТРАНЫ — РУССКИХ — НАКОПИЛОСЬ МНОЖЕСТВО НЕРЕШЕННЫХ ПРОБЛЕМ, НЕЛЬЗЯ»

— У вас некоторое время назад вышла публицистическая книга «Желание быть русским», в которой вы анализировали, почему русские и царями, и советской, и нынешней властью не воспринимались самоценным народом. Теперь государствообразующая роль русского народа прописана в Конституции. Но эта поправка вызвала неоднозначную реакцию в обществе, а в некоторых, особенно национальных, кругах бурю возмущения. Почему? Изменится ли что-нибудь теперь, после того как эта норма появилась в Основном Законе?

— Традиционно русские воспринимаются властью как «этнический эфир», среда, в которой развиваются и обретают навыки государственности другие народа страны. Отчасти подобное верно, но русские при этом остаются этносом со всеми вытекающими запросами. Никто не спорит с тем, что у нас многонациональное государство, но и не замечать, что у самого большого народа страны — русских — накопилось множество нерешенных проблем, в том числе демографических, тоже нельзя. Кстати, в августе выйдет новая версия книги «Желание быть русским», она значительно расширена и дополнена. Первая редакция вышла два года назад и многим не понравилась. Подозреваю, именно из-за нее меня как-то вдруг попросили из состава президентского совета по культуре.
С другой стороны, вспомните недавние слова нашего президента в передаче «Москва. Кремль. Путин»  о печальных последствиях отсутствия продуманной процедуры выхода союзных республик из СССР. Сказал он и о том, что иные субъекты ушли, прихватив с собой русские «территориальные подарки». Должен признаться: это почти цитаты из моей книги. Не берусь утверждать, что президент прочитал «Желание быть русским», хотя не исключаю такой вероятности: он человек, следящий за литературным процессом. К тому же наша публицистика всегда опережала политологическую и государственную мысль. И подобное нормально. Это наша традиция…
Да, русских как государствообразующий народ все-таки вставили в Конституцию, но в связи с государственным языком, а не самих по себе. Но и за то спасибо, ведь у нас были Основные Законы, где само слово «русский» вообще отсутствовало. Напомню, что после бурных споров комиссия по поправкам в Конституцию отвергла предложение упомянуть в Основном Законе и Бога, и государствообразующий народ. Поправки, когда дискуссия  закончилась, внес президент. Сначала он предложил все-таки помянуть Господа нашего, а потом и русских, хотя в опосредованном контексте. Вот ведь как было. Подробности — в моей книге «Желание быть русским»…

«ПОЧЕМУ ПОПРАВКИ, ИЗБАВЛЯЮЩИЕ ХОТЬ ОТЧАСТИ НАШУ КОНСТИТУЦИЮ ОТ КОЛОНИАЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ ЕЛЬЦИНСКОГО ПЕРИОДА, ДОЛЖНЫ РАСКАЛЫВАТЬ?»

— Как вы оцениваете поправки в Конституцию? Они будут объединять или все-таки раскалывать общество?

— По-моему, в целом поправки актуальные. С какой стати они будут разъединять? Ну кто станет спорить с табу на изменения границ, особенно после развала СССР? Только сепаратисты. Кто возразит против того, чтобы люди власти не имели двойного гражданства и зарубежных счетов? Только коррупционеры, которые хотят встретить старость в пентхаусе с окнами на Гудзон. Эти поправки, на мой взгляд, и есть попытка на ходу перебрать движок, аккуратно, по частям. Иногда в политике и такое удается. Но про недра, повторюсь, поправка не прошла. А она ключевая. Проигнорировали и предложение внести в Конституцию ответственность власти за судьбу 20 с лишком миллионов соотечественников, оставшихся после распада СССР за рубежом. А ведь это наш долг — обеспечить репатриацию всем желающим. Видно, кому-то армия бесправных гастарбайтеров выгоднее. Почему поправки, избавляющие хоть отчасти нашу Конституцию от колониальных признаков ельцинского периода, должны раскалывать общество? Наоборот. Я голосовал «за».

— Как вы относитесь к поправке про обнуление, которая вызвала самые большие разногласия в обществе из всех изменений в Конституцию?

 — Я отношусь положительно, хотя избранная форма — неожиданное предложение первой женщины-космонавта Валентины Терешковой, увязка с другими поправками — меня несколько смутила. Помните, на излете ельцинского правления часто по ТВ повторяли  одну фразу «Президента подставили»? Так вот, мне иногда кажется, что имиджмейкеры нашего гаранта его тоже иной раз подставляют. По мелочам — но подставляют… Например, случай с Татьяной Дорониной и МХАТ им. Горького. Но, если говорить по гамбургскому счету, внезапная, неподготовленная смена лидера у нас, как правило, заканчивалась катастрофой. Так уж устроена наша страна. Вы хотите катастрофы? Я нет. У нас слишком многое держится на личности первого лица, извините за тавтологию. А людей, подготовленных к тому, чтобы принять ношу, не видно, поэтому ее еще какое-то время будет нести Владимир Путин, нравится это кому-то или нет. И большинство населения с этим согласно. Обнуление логично, хотя и обставлено, повторюсь, неловко. А дальше все в руках Господа, который у нас теперь есть в Конституции. Помните у Державина во «Властителях и судиях»: «И вы подобно так падете, как с древ увядший лист падет…»?  Мне кажется, Путин, как человек верующий, это сознает…

— А что вы думаете по поводу деятельности Навального?

— Я за ней особенно не слежу, уж извините старика, поэтому и оценить по достоинству не могу. Но заметный интерес к нему у части общества, которая болезненно нацелена на быстрые перемены, говорит о том, что есть запрос на яркие политические фигуры, не выращенные в официальных ретортах. Правда, я не уверен, что сам Навальный — фигура самостоятельная. Но, повторю, сегодня в политике самовыдвинувшихся пассионариев еще меньше, чем певцов с голосами среди фанерных звезд нашей эстрады. Это плохо, ведь лидером нации нельзя назначить, его можно выделить из числа заявивших о себе. Но, кажется, мы снова заболеваем «номенклатурной немочью», которую я описал в повестях «ЧП районного масштаба» и «Апофегей».

«В НАШЕЙ КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ ВООБЩЕ КАКИЕ-ТО СТРАННЫЕ КОНФИГУРАЦИИ»

— Что сегодня происходит с культурной политикой в России? Есть ли она? Кто отвечает за ее формирование? Как оцениваете работу Владимира Мединского? Что думаете о новом министре культуры Ольге Любимовой?

— С культурной политикой у нас явно не все благополучно. Сужу хотя бы по тому, как объемистый нужный документ «Об основах культурной политики», готовившийся и обсуждавшийся в течение последних пяти лет, так и увяз в трясине межведомственных согласований. Кстати, там речь идет и об ответственности деятелей культуры перед обществом. Помню, на каком-то заседании ведущий телепередачи «Тем временем» Александр Архангельский кричал, что это чуть ли не рецидив тоталитаризма. Конечно, формула, близкая тому же Серебреникову, «Государство нам — деньги, а мы вам — наше самовыражение», куда как удобнее. Мол, вот мы хотим поставить в ТЮЗе «Самоубийцу» (прекрасную, кстати, пьесу Эрдмана), а то, что детям в ТЮЗе лучше посмотреть «Детство Никиты» или «Детство Тёмы», нам плевать, мы самовыражаемся. Я когда-то предлагал специально для ТЮЗов, которым и ставить-то нынче нечего, объявить конкурс пьес с условным названием «Юность гения». Подросткам всегда интересно узнать, какими были начальные годы выдающихся людей. Неслучайно Андрей Платонов написал «Лицей». Нет, не поддержали.
Есть в нашей культурной сфере вообще какие-то странные конфигурации. Например, важнейший, базовый вид искусства — литература, а также журнальное и книжное дело почему-то приписаны к министерству связи и цифрового развития, куда входит почему-то Роспечать. С какого испуга? Сколько об этом говорено-переговорено, сколько писем и обращений написано. Даже президент очень удивился, когда я ему напомнил об этом «феномене» на заседании совета по культуре, он сказал: «Ерунда какая-то…» Обещал разобраться и вернуть писателей в министерство культуры. Не разобрался и не вернул…
Теперь о Владимире Мединском. На мой взгляд, он был одним из самых эффективных министров культуры из тех, что я помню, даже придавал самоокупаемости культуры чрезмерное значение. Идейный прагматизм — особенность его поколения. А самоокупаемость культуры, по-моему, это то же самое, что и самоокучиваемость картошки. Кроме того, Мединский не скрывал своих патриотических взглядов, создал военно-историческое общество. А патриотом у нас в сфере культуры быть вроде как-то неинтеллигентно. Куда спокойнее слыть мягким космополитом вроде экс-министра Авдеева. Возможно, в силу своего образования и предыдущего жизненного опыта Владимир Ростиславович кое-каких тонкостей культурного пространства не ощущал. Иначе он не дал бы добро на смещение Татьяны Дорониной, не поддерживал бы агрессивного директора театра имени Вахтангова Крока, не одобрил бы назначение в БДТ чрезвычайно слабого режиссера по фамилии Могучий… В это время я как раз был председателем общественного совета министерства культуры, пытался предостеречь от каких-то шагов… Но мне кажется, большим начальникам при  вступлении в должность, кроме удостоверения, выдают еще и беруши… Шутка. Впрочем, ошибки есть у всех, а в целом, повторяю, Мединский был сильным, энергичным министром и мог бы работать дальше…
С Ольгой Любимовой мы знакомы и даже сотрудничали. Когда я вел на канале «Культура» передачу «Контекст», она была директором этой программы в течение сезона. Произвела на меня впечатление энергичной, знающей телевизионной дамы с легким либеральным уклоном. Конфликтов у нас не было, а эпизоды некоторого взаимонепонимания случались. По-моему, ее слегка смущал мой искренний патриотизм и приверженность русской теме. Кстати, она внучка выдающегося литератора Николая Любимова, переводчика Рабле и Пруста. Ее назначение было для всех неожиданным. А мой уход из председателей общественного совета был предрешен еще при Мединском. Администрация президента на этом настояла. Они страстно хотели певца Майданова, а получился Лермонтов…

«С ТАТЬЯНОЙ ДОРОНИНОЙ ПОСТУПИЛИ ЧУДОВИЩНО, БЕСЧЕЛОВЕЧНО»

— Говоря о ситуации в МХАТе имени Горького, когда Татьяна Доронина была, по вашим словам, фактически изгнана из театра, а вместо нее назначили некогда идеолога «Золотой маски», а теперь большого патриота Эдуарда Боякова, вы назвали политику в сфере культуры антигосударственной. Затем неоднократно критиковали конфликт в театре, где ставились спектакли по вашим пьесам. Что там происходит сейчас и что вы об этом думаете?

— Сначала общие соображения. Я убежден, что разрушение «нормативных», традиционных театров — это преступление. Если не будет театров, где пьесы ставят, как принято, то утрачивается сам смысл новизны и иных трактовок. Если 8-классник впервые увидит «Горе от ума», где Чацкий — безногий спецназовец, Фамусов — депутат Госдумы, а Софья — лесбиянка, живущая со служанкой, — то, не сомневаюсь, на этом свидания школьника с Мельпоменой и закончатся. Если нездоровый человек уродует собственное тело, это его проблемы. Но когда уродуют классиков — Грибоедова, Гоголя, Чехова, — это уже наши проблемы. Почему-то «торителям новых путей» необходимо самовыражаться  непременно на академических сценах. Мало ли чего они хотят? Может быть, Макаревич хочет петь в Ла Скала! И что теперь? Возьми новую площадку (их сейчас предостаточно) и создавай свой театр, выстраивай репертуар, завоевывай зрителей. Нет, им Малый театр подавай!
Однако назначения худруками Богомолова, Юхананова, Грымова, Могучего, Боякова и прочих говорит о том, что идея трансформации традиционных театров идет сверху. Странно, но там, наверху, видимо, не понимают, что традиционный театр всегда более массовый и куда более соответствует тем воспитательным задачам, которыми сейчас Кремль озаботился. Вы думаете, советская власть охладела к «черным квадратам» Малевича и вспомнила про «Трех богатырей» по своей тупости? Нет, ей надо было накануне большой войны патриотов воспитывать. А сейчас не надо? И кто сказал, что авангард «передовее» реализма? Авангарду уже более 100 лет. И в смысле новизны он отличается от реализма не больше, чем канотье от цилиндра. Давно пора власти держаться равноудаленно от этих двух равноценных направлений. Пусть решают читатель, зритель, слушатель. Но нет, не получается, все ты им голых бояр на трапеции подавай!
С Татьяной Дорониной, считаю, поступили чудовищно, бесчеловечно. Легендарная актриса, патриотка, любимица народа такой участи не заслужила. Наоборот! Это был успешный театр с обширным репертуаром, преданным зрителем, который до сих пор не смирился со случившимся. Я сотрудничал с театром с 2000 года и хорошо знал ситуацию. На многих спектаклях, в том числе и на моих, собирался полный зал, а это 1 600 человек! Три «электротеатра». Табакову в МХТ такие залы не снились. Первоначально Дорониной предъявляли такую претензию, что, мол, она одновременно и худрук, и директор. Ну и что? У вас, в Казани, в театре имени Качалова Александр Славутский, насколько мне известно, — тоже и худрук, и директор. Это кого-то беспокоит? Нет. Да, Доронина — человек возрастной, но половиной столичных академических театров руководили ее ровесники, а их или вообще не трогали, или вели себя с ними деликатно, давали работать. Что, к Марку Захарову претензий не было? Почему же так резко наехали именно на Доронину, ультимативно потребовав, чтобы она перешла в президенты театра?
Сошлюсь на мнение покойной журналистки Юлии Норкиной. В радиостудии «Комсомольской правды» у нас была большая беседа к моему 65-летию. В эфире мы затронули и тему изгнания Дорониной из театра, которым она руководила 30 лет, а во время рекламной паузы продолжили разговор об этом. И Юлия сказала с вызовом: «Это потому, что Доронина — русская. Знали, что никто за нее заступится!» «По-моему, ты упрощаешь!» — мягко возразил  Андрей Норкин. «Ничего я не упрощаю! Тронули бы они Волчек! Я бы посмотрела!» — взорвалась она. Думаю, Юлия была отчасти права. Конечно, дело не в буквальной национальности худрука, а в русской направленности Доронинского МХАТа. Тема, что и говорить, щекотливая. Но такой грех у нас в культуре есть, я с ним сталкивался.
Кстати, Татьяне Васильевне (в том роковом совещании принимали участие Мединский, Толстой, Клементьев) пообещали, что она останется полномочным президентом, председателем художественного совета и будет влиять на жизнь театра. Ничего этого сделано не было. Наоборот, Бояков гордо объявил, что никакого худсовета в его театре не будет. Он, по-моему, до сих пор не понял, чем отличается крошечная матершинная «Практика» от МХАТа имени Горького. А дальше интрига была выстроена с иезуитским коварством. Зная обидчивость Дорониной, ее нетерпимость к хамству, новые начальники сделали все, чтобы ей больше не захотелось переступать порог родного театра: убрали из фойе ее портреты, сняли афиши спектаклей, словно и не было богатого репертуара, даже не поставили ее в известность о принятых к постановке «текстах», я не решаюсь назвать их пьесами… А вы бы не обиделись? Но главное — то, что наглецов никто сверху не одернул. Не помог и часовой разговор Татьяны Васильевны с Путиным после вручения награды в Кремле. Вывод: значит, так и было задумано.
Я, разумеется, в прессе и на ТВ выступил в защиту Татьяны Васильевны. Вскоре из репертуара были выброшены все мои пьесы — «Контрольный выстрел» (постановка Говорухина), «Как боги…» (постановка Дорониной), «Золото партии». А ведь спектакли шли очень хорошо, часто на аншлагах. «Контрольный выстрел» шел почти 20 лет… Вот так «шифровальщики пустот» борются с оппонентами. Понятие о «творческом состязании» им чуждо. Оно и понятно, ведь на их собственные спектакли вроде «Последнего героя» зрителей не загнать… А так теперь их и сравнить не с чем.

«ОПИРАЯСЬ НА «БЮДЖЕТНЫХ ПАТРИОТОВ», ВЛАСТЬ СОВЕРШАЕТ СЕРЬЕЗНУЮ ОШИБКУ. СДАДУТ, НЕ ПОМОРЩАТСЯ»

— Новая команда управленцев МХАТа, Бояков — Прилепин, позиционируют себя православными русскими патриотами. Но в итоге они демонтируют, по вашим словам, традиционный патриотичный русский театр. Как можно объяснить этот парадокс?

— Они не управленцы, а приспособленцы. И православными патриотами стали совсем недавно. Бояков еще несколько лет назад был ярым либералом, буддистом и фотографировался с надписью «Хутин — пуй!» Прилепина инсценировал не кто-нибудь, а Серебренников. Спектакль назывался «Отморозки», но шел недолго. Как тут не вспомнить один случай. Лет 8 назад ко мне пришла дама-продюсер и сказала, что Серебренников очень хочет снять кино по моей комедии «Хомо эректус», идущей в театре Сатиры с 2005 года. Незадолго до этого я на фестивале видел неплохой фильм Серебренникова «Изображая жертву». «Почему бы и нет…» — ответил я. Дама ушла готовить договор и исчезла. Потом я узнал, что режиссеру разъяснили мои политические взгляды и он сразу охладел. Подобных историй в моей творческой биографии немало.
К сожалению, у нас появился так называемый бюджетный патриотизм. Поясню. Когда я в 1993 году публиковал в «Комсомольской правде» статью «Россия накануне патриотического бума», быть патриотом в нашем Отечестве было небезопасно. Теперь это выгодно, государство выделяет немалые деньги под патриотическое воспитание. Кое-кто и к православию приобщается, как в КПСС вступает, для карьеры.  Но такому патриотизму и воцерковлению грош цена в базарный день. Опираясь на «бюджетных патриотов», власть совершает серьезную ошибку. Сдадут, не поморщатся. А потом еще будут друг другу рассказывать, как развели этих лохов. Послать Боякова с Прилепиным «в помощь» Дорониной, чтобы «усилить» во МХАТе имени Горького православно-патриотический тренд, это то же самое, как браконьеров назначить егерями. Они будут и дальше зверушек бить, но только от имени государства. В МХАТе при Дорониной репетиции с молитвы начинались, а теперь с проклятий, потому что зритель поредел, а в труппе раскол, рукоприкладство и суды… Странно, что новый министр культуры не замечает этого безобразия.

— Вы, кстати, удивлялись, что Серебренникову выделялись гигантские деньги на его авангардный проект, а на культурные учреждения традиционного направления дают мало. Но, например, на кино патриотического содержания выделяются огромные государственные средства, а в итоге получаются сомнительного качества фильмы про ту же войну. Почему? Может быть, большинство талантливых людей так или иначе принадлежат все-таки к либеральному лагерю?

— Я и теперь возмущаюсь, потому что за редким исключением эти огромные средства осваивают все те же бюджетные и коммерческие патриоты, которые до этого, вместо того чтобы профессию осваивать, играли «новыми формами» как дурак соплей. Кстати, разборки, почему фонд кино слишком часто дает деньги под чудовищные сценарии и слабых режиссеров, начинались не единожды, но всякий раз как-то спускались на тормозах. Однажды мне довелось разговаривать с прежним заместителем министра культуры, отвечавшим конкретно за кино, и через пять минут я понял, что говорю с бухгалтером, вообще в искусстве ничего не соображающим. Спрашиваю: как же его назначили? Отвечают: сверху прислали из какого-то банка…
Теперь о том, что большинство талантливых людей — «прогрессисты». Это миф, насаждаемый СМИ. Я работал в газетах, на телевидении и хорошо знаю, как это делается. Интересующихся отсылаю к моей недавно вышедшей книге «Зачем вы, мастера культуры?» За годы работы в литературе, театре, кино я пришел к совершенно противоположным выводам: чем глубже и талантливее человек, тем более скептически он относится к российской версии либерализма. Ведь либерал на Западе — все равно патриот. А вот наш либерал — даже не западник, а подзападник. Разница, надеюсь, понятна?

«СОВРЕМЕННУЮ ЛИТЕРАТУРУ ПОРАЗИЛ ВИРУС НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМА»

— Какова ситуация с современной драматургией? Нет ли у вас ощущения, что сегодня пробиться в театр могут только либеральные представители новой драмы, всякие пьесы типа «28 дней» про менструальный цикл?

— О том, какой тяжкий вред нанесли отечественному театру «новая драма» и «Золотая маска», еще будут писать монографии и защищать диссертации. Выросло уже не одно поколение драматургов, попросту не умеющих писать пьес и относящихся к драматургии не как к профессии, а как к приколу. Но театр — не капустник. И самовыразиться в искусстве можно только через мастерство. Поговорите с любым нормальным режиссером, и он вам скажет то же самое. Но главная беда не в этом. Если ты решил посвятить жизнь претенциозной чепухе, это твое дело. Хуже то, что прорвавшиеся к рычагам «самовыраженцы» начинают устанавливать жесткую монополию по принципу «чужие здесь не ходят». Как это делается, я показал на примере Боякова. Есть и другие примеры. Звонят, скажем, из «Золотой маски» в областной театр: «Хотим прислать к вам экспертов, отобрать что-нибудь для „Маски“… Но есть одна проблема… — Какая? — Вы там Полякова решили ставить… Не надо. Поставьте лучше Улицкую…»
Я ничего не придумываю, это правда. Если так себя ведут по отношении ко мне, человеку, достаточно известному и умеющему дать сдачи, то вообразите, в каком положении оказывается молодой драматург, избравший традиционное направление! В итоге, как вы справедливо заметили, традиционная драма оказалась просто отрезана от театров. А поскольку «новая драма» по своему уровню не способна, за редкими исключениями, задержаться в репертуаре и, получив всевозможные премии-дипломы, просто «рассасывается», то в итоге у нас появились десятки театров, где не идет ни одной современной пьесы. Самый современный — Вампилов.
Несколько лет назад мы создали Национальную Ассоциацию Драматургов (НАД) и пытаемся как-то поправить ситуацию. В частности, организовали конкурс «Автора — на сцену!» (сейчас в разгаре третий сезон), сориентированный на тех, кто пишет пьесы, а не стряпает «драматургический материал». Жюри выбирает 10 лучших пьес, а «Театральный агент» дает каждому лауреату по полмиллиона рублей для постановки пьесы-победительницы в театре. Уже состоялось несколько премьер…

— Что сегодня происходит с российской литературой? Почему ее, по вашим словам, поразил вирус непрофессионализма? Дескать, даже премиальные книги отличаются отсутствием чувства слова, косноязычием, невежеством. Почему тогда издаются такие тексты?

— Грустные вы какие-то вопросы задаете, ставите меня перед выбором: или оптимистично лукавить, или выглядеть этаким тотальным ворчуном. Ладно, ворчун так ворчун! Отвечаю: современную литературу поразил вирус непрофессионализма не по моим словам, а на самом деле. Я просто констатирую грустный факт. Сколько писем приходило к нам в ЛГ с возмущениями по поводу раскрученных авторов: «Разве можно так писать! Это же не литература, а бред какой-то». В самом деле, почему так резко обрушился уровень? По многим причинам. Начнем с того, что литература прежде была профессией. Люди, не владевшие хотя бы элементарным ремеслом, в ней просто не укоренялись. Сегодня литература — это форма самозанятости с размытыми постмодернизмом критериями качества. Помните знаменитый принцип «нон-селекции»? По-русски говоря: как получится, так и выйдет. Вот и выходят полуграмотные книги. Если Пригов — поэт, то и первый встречный — тоже. Об этом мой роман «Козленок в молоке», выдержавший с 1995 года почти 30 изданий. Значит, я попал в болевую точку!
Далее, в начале 1990-х была поставлена политическая задача срочно обновить и омолодить литературное пространство, так как старшие поколения писателей, включая мое, не поддержали реформирование страны через колено, ушли в оппозицию к всероссийскому самопогрому. Обновление рядов шло по принципу «призыва ударников в литературу». Мало кто помнит, что в набор делегата первого съезда писателей в 1934 году входил роман начинающего писателя Панферова «Бруски». Не Горький, не Серафимович, не Вересаев, не Сергеев-Ценский, не Тынянов, а Панферов… Попробуйте сейчас прочитать «Бруски» — с ума сойдете. Так что опыт из «проклятого прошлого» имелся. Начинающие, мало что умеющие, а то и просто бесталанные литераторы для быстрейшего увеличения поголовья «прогрессивных союзов» увенчивались премиями и раскручивались. А если слава к писателю приходит раньше, чем мастерство, то мастерство к нему уже не приходит никогда. Вот оно к ним и не пришло.
Тексты даже у тех авторов, которые теперь на слуху, торопливы, неряшливы и, как правило, лишены языковой индивидуальности. Их если и прочитывают, то сразу же забывают. Раздутых графоманов мне, честно говоря, не жаль, я таких за свою почти полувековую литературную жизнь насмотрелся: они лопаются как мыльные пузыри. Мне жаль тех талантливых писателей, которые поддались соблазну «легкого творчества» на бегу за премиями и упустили возможность переплавить свои способности в мастерство. А в творчестве — как в большом спорте: год-два расслабухи — и прощайте, Олимпийские игры… И еще: неталантливые писатели более управляемы.

«ПОМНЮ, У ОБЛАДАТЕЛЯ ПРЕМИИ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР» ЗА ГОД БЫЛО ПРОДАНО ТРИ КНИГИ»

— Вы довольно критически оцениваете различные литературные премий и их лауреатов. Почему? Вас не устраивает уровень экспертов или их политическая ориентация?

— А как их еще оценивать? Мы одно время в ЛГ печатали рейтинги продаж современных прозаиков, сведения нам предоставляла сеть Московского дома книги, а это около 40 магазинов. Так вот, помню, у обладателя премии «Национальный бестселлер» за год было продано три книги. Как переводится слово «бестселлер», помните? С другими лауреатами дело обстояло не намного лучше. Это к вопросу о ликвидности премиальной литературы, если в ее навязывании покупателю не вкладываются большие деньги. Мне звонит ваш коллега-журналист, просит высказаться о свежем обладателе «Букера». Отвечаю: «С удовольствием, если вы назовете мне прошлогоднего лауреата!» — «А я не помню…»  Так зачем я буду высказываться о том, чего не помнят.
Механику премиального хозяйства я изучил довольно хорошо, будучи «академиком» «Большой книги». Это лохотрон, где художественный уровень рассматриваемой книги почти не имеет значения, главное, чтобы автор был одной «группы крови» со спонсорами, экспертами и жюри. Конечно, все закамуфлировано под объективность, но существует масса способов и приемов для того, чтобы провести в дамки нужного человека. При чем тут литература? Я все это и рассказал прессе прежде, чем хлопнул дверью и покинул ряды «академиков». Наши ведущие премии — это за редким исключением фильтры для сбора окололитературной грязи, которая почему-то выдается за родники отечественной словесности. Увы, это так… Настоящая литература редко попадает даже в «длинные списки». Вот такой противоестественный отбор. Покровительствует этой вредоносной системе Роспечать.

— Вы также выражали претензии в адрес романа «Зулейха открывает глаза». Что больше всего вызывает ваше возмущение — качество книги, тематика, ее экранизация, спровоцировавшая сумасшедшую критику?

— Претензии можно высказать портному, если он криво пристрочил карман, а если он вообще шить не умеет, то какие уж тут претензии!  Понятно, что эту беспомощную книгу разрекламировали те, кто согласен с «черным мифом» о России, тюрьме народов, истязавшей племена, имевшие несчастье оказаться в «красном Египте». Понятно, что в основе сочинения лежит чья-то нелегкая судьба, и реальные черты этой конкретной жизни — единственное, что оживляет текст. В остальном же это просто злобное антисоветское фэнтези. Есть у нас такой популярный жанр. Чувствуется, авторесса не читала ни «Канунов» Белова, ни «Драчунов» Алексеева, а возможно, и «Поднятой целины» и просто не поняла, на каком высочайшем уровне эта тема поднималась в нашей литературе. Зачем? Она же писатель!
Я слышал, что в продвижении книги серьезно поучаствовали влиятельные люди из Казани. Не утверждаю наверняка, но не сказать про такие разговоры тоже не могу. На мысль, что мы имеем дело с дорогим  политизированным проектом, наводит и экранизация, тоже из вон рук плохая, но назойливо прорекламированная. Случайно ли в фильме появился эпизод, когда мерзкий энкавэдэшник выкрикивает по списку фамилии репрессированных татар, а это оказываются имена известных деятелей татарской культуры, крупные религиозные фигуры, в том числе действующие… Ничего себе совпадение!  Вспыхнувший скандал стремительно замяли. Ваша «Зулейха» вся состоит из криво пришитых потайных карманов…

«К ВЛАДИМИРУ СОРОКИНУ И ВИКТОРУ ПЕЛЕВИНУ Я ОТНОШУСЬ С УВАЖЕНИЕМ, ОНИ ТАЛАНТЛИВЫЕ ПИСАТЕЛИ, КОТОРЫЕ ИДУТ СВОИМИ ПУТЯМИ»

— Сегодня самый тиражный жанр в нашей литературе — политическая фантасмагория. Лидируют в нем два популярных писателя-постмодерниста Виктор Пелевин и Владимир Сорокин. Как вы относитесь к их творчеству? Вы признаете, что это серьезные писатели в своей эстетике, или вам, как консерватору-реалисту, чуждо данное направление?

— Как я могу относиться к этому жанру, если чуть ли не первыми политическими фантасмагориями в нашей новейшей литературе были «Невозвращенец» покойного Александра Кабакова (1990) и мой роман «Демгородок» с подзаголовком «Выдуманная история» (1993). «Демгородок», кстати, до сих пор переиздают и раскупают. К Владимиру Сорокину и Виктору Пелевину я отношусь с уважением, они талантливые писатели, которые идут своими путями, отличными от моего направления. Чей путь вернее, станет ясно лет через 20–30. Кого в 2050-м будут перечитывать, тот и выиграл этот творческий спор. Все по-честному. Это вам не «Букер». Я за их новинками, как профессионал, слежу, но не решусь сказать, что их книги — мое любимое чтение. Например, Юрий Козлов или Александр Терехов мне ближе.

— Лично вам насколько комфортно сегодня пишется как литератору? Над чем работаете, какими тиражами печатаются и переиздаются ваши прежние книги? И почему они переиздаются?
 

— Пишется мне, как всегда, трудно и хорошо. Мой «крайний» роман «Веселая жизнь, или Секс в СССР», вышедший в прошлом году, по продажам подбирается к 100 тысячам почти без всякой рекламы. Прежние мои вещи постоянно переиздаются. Тиражи небольшие, 5–10 тысяч, но зато переиздания идут постоянно. Спрос есть, порой ругаюсь с АСТ, что не успевают допечатывать и удовлетворять заказы магазинов. Только за последний год, помимо нового романа, вышли мои книги: «Селфи с музой. Рассказы о писательстве», «Три позы Казановы. Извлеченная проза», книга пьес «Он, она, они», публицистические сборники «Босх в помощь!», «Быть русским в России», «Честное комсомольское!» На выходе: 8-й том 12-томного собрания сочинений, три тома интервью (1986–2020), поэтическое избранное «Времена жизни», сборник «Мысли на ветер»… Пишу рассказы из цикла «О советском детстве». Вышла в свет книжка обо мне Михаила Голубкова. Вы, наверное, удивитесь: и чего это он так бранится, если у него все хорошо? За державу обидно.
— Ваши книги о советской эпохе замахивались на ее устои, но теперь вы защищаете период застоя, говорите о росте интереса и уважения к опыту СССР, что люди соскучились по самоуважению и память о советском периоде дает такой повод, так как тот строй при всех его недостатках был нацелен на созидание общества социальной справедливости и равных возможностей. Почему вы изменили свои взгляды?
— Во-первых, я никогда не замахивался на устои. Не зря Сергей Михалков как-то в шутку назвал меня последним советским писателем. Я просто всегда честно писал и о том времени, и о нынешнем. Достаточно прочесть мои романы «Замыслил я побег…», «Небо падших», «Грибной царь», «Гипсовый трубач», «Любовь в эпоху перемен»… Конечно, спустя 30 лет, пережив крушение страны и своих иллюзий, я иначе вижу советское время. Неслучайно в «Веселой жизни» я возвращаюсь к тем временам, которые описаны у меня в «ЧП» и «Апофегее». Но тот, кто прочтет «Веселую жизнь», убедится: я не перестал видеть недостатки советской жизни, просто стал лучше понимать достоинства того жизнеустройства. Кстати, интерес к советскому прошлому нарастает в нашем обществе… Случайно ли?

— Насколько сегодня в нашем обществе серьезен раскол — финансовый, идеологический, духовный? Он уменьшается или усугубляется? Почему либералы и патриоты ведут непримиримую вражду, разве нельзя находить позитивный консенсус для развития общества в целом?

 — Раскол, по-моему, углубляется. О его причинах мы уже говорили. Консолидация, конечно, необходима. Я тоже сторонник диалога. У России было всегда два крыла — патриотическое и либеральное. С одним крылом не полетаешь. Но мой 16-летний опыт главного редактора, пытавшегося выпускать полифоническую газету, свидетельствует о том, что чаще всего от диалога отказываются либералы. Им не о чем с нами, сермяжными, спорить. Видимо, плевать через забор добровольного либерального гетто куда как приятнее…
— Могут ли искусство, культура стать объединяющим началом для общества? Или, наоборот, писатели, режиссеры только усугубляют этот раскол?
 — Мне кажется, чем культура будет разнообразнее, разнонаправленнее, противоречивее, тем лучше. Сложные системы устойчивее. Новое, как искра, рождается при столкновении разнозаряженных мнений. О чем могут спорить единомышленники? О нюансах. Конечно, бывают периоды вынужденной консолидации ради выживания, когда все разногласия откладывают в сторону. Война например. Антисоветчик Бунин восхищался «Василием Теркиным». Но лучше, разумеется, обойтись без вынужденного единства. Однако всегда должны быть точки соприкосновения, наложения позиций. Я готов спорить и находить общий язык с любыми деятелями культуры, за исключением тех, кто равнодушен к судьбе Отечества…
Беседовала Ольга Вандышева
25 июля 2020 года Деловая электронная газета Татарстана "Бизнес Онлайн"


P.S. Не могу удержаться, добавляю свои пять копеек про Зельхую… ой, простите, Зулейху и страдания татарского народа. Истоки этого страдания затерялись в снегу времен, в пыли веков. Уже тогда зараженные национализмом наши русские предки сложили ужасно обидную и несправедливую пословицу: «Незваный гость хуже татарина». В советские времена страдающий интернационализмом Слава КПСС постановил: чтобы не оскорблять социалистическую татарскую нацию словом «хуже», данную пословицу произносить так: «Незваный гость лучше татарина»! Я сейчас считаю, что так пословица стала звучать гораздо более актуально.
Всем пока. Николай.
+ Цитировать сообщение

14 страниц V  « < 12 13 14
Ответить в данную тему Начать новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Читают эту тему:

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 7.8.2020, 6:42